ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Сегодня мы являемся свидетелями и невольно участниками гибели наших художественных промыслов, в частности ковроткачества. Сразу после распада Советского Союза страна начала переживать серьезный экономический кризис. Пресловутая перестройка уничтожила то хорошее, что было наработано десятилетиями. Теперь мы пожинаем плоды своего молчаливого равнодушия, обманывая себя: у нас все хорошо, мы процветаем.

В советский период дагестанские художественные промыслы действительно процветали, и ювелирное искусство, и унцукульская насечка, и балхарская керамика, и ковроткачество. Изделия наших мастеров экспортировались по всему миру, а на международных выставках не раз получали гран-при и дипломы. Но началась перестройка, и в один миг все рухнуло. Исчезли связи со странами-импортерами. СССР распался, но оставались еще министерства, переименовавшие себя в «комитеты», в обязанность которых входило сохранение и развитие национальных промыслов. После перестройки прошло около 30 лет, и что мы имеем? Исчезающие художественные промыслы. Если где-то по инерции еще кто–то занимается любимым ремеслом, это не значит, что мы сохраняем национальное народное искусство. Мы сделали все, чтобы десятки тысяч мастеров остались без работы и делаем вид, что энергично работаем для процветания национальных художественных промыслов. Открываем выставки, «толкаем» речи. Может пора остановиться и взяться, засучив рукава, за работу? Во-первых, сократить штат «Комитета художественных промыслов» до одного человека. Во-вторых, обязать его наладить связи со странами-импортерами наших изделий.  И, в-третьих, объединить всех мастеров (централизовать) и начать изготавливать те изделия, которые востребованы на международном рынке.

Подробнее хочу остановиться на ковроткачестве. На изготовление среднего (2х3 м) ковра уходит около 5-6 месяцев, при этом на плечах ковровщицы еще и домашнее хозяйство. За изготовление 1 кв. м мастерица получает 6-9 тыс. рублей. (Норма выработки в месяц для ковровщицы  в советский период равнялась 0,7 м). Розничная цена продажи ковра на рынке от 10 до 20 тыс. руб. за  один кв. м. Сегодня спрос на ковры ручной работы на внутреннем рынке резко упал, появились более дешевые машинные ковры. А чтобы выйти на международный рынок и выдержать конкуренцию, нужно безупречное качество и большие объемы производства. Мастера, которые продолжают заниматься ковроткачеством, они не художники по коврам и не знают требований международного рынка. Их продукция ориентирована на внутреннего потребителя. Круг замыкается — выход на международный рынок невозможен, а на внутреннем нет спроса. В такой ситуации ковроткачество обречено на полное вымирание.

Но выход есть. Мои сыновья Юнус и Юсуф тоже профессиональные художники. Вместе мы разработали устройство, позволяющее повысить производительность ковров ручной работы более, чем в 100 раз. Наше изобретение запатентовано в Федеральном институте промышленной собственности в Москве. Об этом устройстве осведомлены в Комитете.

Если в Персии ковер размером 2х3 м ткут приблизительно три года, то модернизировав при помощи этого устройства наши станки, ковер размером 2х3 м можно будет соткать за 10 часов, при этом плотность узлов будет 100х100 кв. см  и более с сохранением нашего традиционного двойного узла. На рынке персидский шелковый ковер такого размера с полуторными узлами стоит 2 миллиона рублей. Наш ковер с двойным узлом будет стоить гораздо дороже.

Для начала достаточно запустить один станок, имея помещение и около миллиона рублей. Дальше средства для возрождения ковроткачества заработает уже сам станок. Однако Комитет не хочет заниматься внедрением изобретения, ссылаясь на то, что это полностью развалит ковроткачество.

По всей России только в Дагестане еще сохранилось ручное ковроткачество. Следовательно, исчезнет в Дагестане, исчезнет и в России. Мы предлагаем создать предприятие, в уставе заложить пункт, определяющий процент с продажи ковров для достойного стимулирования труда ковровщиц. За квадратный метр изделия они должны получать не 6-9 тыс. рублей как сейчас, а 20-30 тысяч. Это станет возможным благодаря внедрению нашего изобретения. При такой зарплате любая ковровщица с энтузиазмом возьмется за работу и начнет обучать дочерей своему мастерству.

В советский период ковроткачеством были заняты все районы Дагестана, только в одном Табасаране работало более 2,5 тыс. мастериц. Ковровые цеха были и в Махачкале, и в Дербенте, и в г. Даг. Огни. Сегодня только в Табасаране можно трудоустроить не менее 1,5 тыс. женщин. Также и в других районах и городах. Разве это не основание для внедрения изобретения, облегчающего труд ковровщиц и трудоустройства десятков тысяч женщин? Или будем продолжать равнодушно смотреть на процесс гибели самобытного искусства ковроткачества, которым в свое время гордился и славился  Дагестан?

 

Абдурахман ОСМАНОВ

Заслуженный художник РД

 

№ 21, 24.05.2019

Яндекс.Погода
Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31