ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Продолжение. Начало в № 38

 

ВОЕННАЯ ДИКТАТУРА И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

Экономические успехи Чили до сих пор являются предметом жарких споров. Как бы то ни было, сегодня это одна из наиболее успешных стран южноамериканского континента с годовым ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в размере более 20 тысяч долларов.

Генерал Аугусто Пиночет был выходцем из среднего класса, обеспечить себе достойную жизнь он мог только за счет службы в ВС. В Чили Пиночет возвращается в 1959 г., здесь его назначают командующим полком, затем дивизией и командующим гарнизоном Сантьяго. В ноябре 1972 году Пиночет являлся замминистра внутренних дел. В этом же году он получил должность исполняющего обязанности главнокомандующего сухопутных войск.

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ

Вооруженный мятеж против президента начался в 1973 году. Операция была хорошо спланирована. Военные заняли все правительственные и другие государственные учреждения. Кроме этого, Пиночет предпринял меры для предотвращения выступления частей в защиту действовавшего правительства.

Но вот беда, история экономического подъёма в Чили вовсе не безоблачна. К тому времени попытки построить в этой стране коммунизм привели к её обнищанию. Политические и военные действия диктатора можно рассматривать как преступления против человечества. А вот в экономике он не стал долго мудрствовать и пригласил консультантов неолиберального толка из Чикагской школы экономики (вспоминаем Милтона Фридмана и монетаризм). Страну открыли для иностранного капитала и свободного рынка, были проведены налоговая и пенсионная реформы. «Чили – страна собственников, а не пролетариев» – заявлял Пиночет.

 

ЧИЛИ — ПРИМЕР УСПЕШНОЙ ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЫ

Страна была спасена благодаря внутренним сбережениям, которые были достигнуты налоговыми мерами, успехом реформы пенсионного обеспечения и снижением расходов.

Одна из главных реформ, преобразивших экономику Чили, была реформа пенсионной системы. Автором реформы был Хосе Пиньера соратник “чикагских мальчиков”, учеников Милтона Фридмана, которых Пиночет пригласил работать в Чили. На месте обычных государственных пенсий появились индивидуальные пенсионные счета, на которых будут копиться деньги работающих людей. Деньги на пенсионных счетах управляются частными фондами. Развитие Чили в 1980 гг. стало возможным благодаря этой пенсионной реформе: увеличились инвестиции, уменьшилась безработица, повысилась производительность.

Один из его учеников опубликовал такие данные: после 36 лет существования новой пенсионной системы 72% денег, которые накопились на пенсионном счете среднего работающего чилийца, это деньги, полученные от прибыльных инвестиций. То есть большая часть пенсии, которую будет получать чилиец, это капитал, полученный после инвестирования отчислений на пенсионный счет.

Масштабная приватизация и сокращение затрат государственного бюджета поначалу повлекли за собой обрушение неэффективной экономики. К концу 70-х годов экономика начала расти, но высокий уровень безработицы сохранялся здесь вплоть до середины восьмидесятых. Молодые чилийские экономисты, получившие образование в США, получили полный карт-бланш на действия в области экономики. Противники их преобразований и профсоюзы получали жёсткий отпор от военных. Чили стали превращать в экономическом плане в страну либерального толка.

Экономические успехи и расправа над политическими оппонентами. Не хотелось бы упоминать их вместе, но в чилийском варианте всё было именно так. К концу восьмидесятых экономика набрала обороты, формировался средний класс, который уже не хотел жить в тисках диктаторских ограничений. Напряжение и протест нарастали. В 1988 году чилийцы отказались поддержать Пиночета на главном политическом посту страны, дать ему ещё восемь лет полномочий.

Новое правительство начало демократические преобразования, но в то же время признало и продолжило экономический курс, сохранило либеральную модель развития. Демократы на западе вздохнули с облегчением – теперь либеральная модель и демократия оказались рядом.

Генерал Пиночет сохранял своё влияние на политику страны и в 90-х годах, но в 1998-м началось его уголовное преследование. В 2006-м он умер в возрасте 91 года. Чилийское общество разделилось на два лагеря – один ликовал, что умер преступник, другой горевал по человеку, с которым они связывали подъём страны.

Диктатор, убеждённый в эффективности частной собственности и свободной конкуренции, – это скорее исключение, чем правило, поэтому опыт Чили в этом смысле не является типичным. Как бы то ни было, сегодняшняя Чили отвергает силовую диктатуру, но признаёт ту экономическую модель, курс на которую был в своё время неуклонно взят.

Сегодня Чили — одна из самых богатых стран Южной Америки, правда, критики полковника утверждают, что это обусловлено политикой пришедших после Пиночета левоцентристских правительств, а также огромными природными богатствами страны.

В 2006 году около 60 тысяч чилийцев вышли на улицы проводить полковника Аугусто Пиночета в последний путь.

 

ПОЛЬША. ОТ ШОКА К РАЗВИТИЮ

Развал социалистического блока стал крупнейшей геополитической перестройкой мира. Бывшие страны социалистического лагеря, вырвавшиеся из его тисков, теперь должны были строить новый мир, от которого уже успели отвыкнуть. Хозяйственные связи, способ управления экономикой успели повлиять на восприятие людей. Вряд ли девяностые годы двадцатого века вспоминают в этих странах как золотое время. Спад, безработица, разочарование людей – спутники переходного периода.

На примере Польши рассмотрим путь становления рыночной экономики. Даже сегодня многие экономисты расходятся в оценках эффективности польских реформ. Слишком уж болезненными и шоковыми они были, приведя на начальном этапе к огромному спаду. Даже начавшийся рост экономики не решил социальных проблем. При возросшем уровне производства безработица также увеличилась. Как такое может быть? Если то, что сегодня 8 человек делают больше, чем вчера могли произвести 10, такое вполне возможно. На конкретных участках экономика становилась более эффективной, доказывая несостоятельность предыдущей экономической модели, но процесс этот был инертен.

План Бальцеровича – именно под таким названием вошёл в историю марш-бросок радикально быстрого перехода от социализма к капитализму.

Он предполагал следующее: разрешено банкротство государственных предприятий; сбалансированный бездефицитный или низкодефицитный бюджет; отмена льготного кредитования; упрощение и либерализация налоговой системы; бюджетная децентрализация и отказ от регионального выравнивания; отказ от поддержки тех или иных отраслей; простая налоговая система с умеренными ставками; открытый характер экономики – отсутствие протекционизма; массовая приватизация.

Общество, с вдохновением воспринявшее отказ от коммунистической идеологии, не оказалось готовым к столь быстрым преобразованиям, ожидая повышения уровня социальных благ, характерного для развитой Европы.

Тем не менее, столь резкий поворот определил судьбу страны. Самые талантливые люди пошли работать в бизнес либо на себя. Удачно проведенная пенсионная реформа сформировала «длинные деньги» – люди стали самостоятельно накапливать деньги на будущую пенсию, это в свою очередь явилось стимулом для активного развития региональной Варшавской фондовой биржи, на которой котируются на сегодня и акции украинских агрохолдингов, именно в Польшу они пришли в поисках долгосрочных инвестиционных ресурсов.

Свободная приватизация привлекла западный капитал, сформировавший высокую культуру ведения бизнеса в стране. Высокие темпы роста привели к тому, что по состоянию на 2014 год уровень жизни в Польше приблизительно втрое превышает украинский. Тем не менее, сам Бальцерович расплатился политической карьерой, поляки навсегда запомнили «эпоху перемен», а экономический рост приходился в значительной мере на тот период, когда Бальцерович не был при власти, таким образом, подъём ассоциировался уже с другими политиками. Это довольно типичная судьба реформатора.

Его деятельность легче оценить людям, которые смотрят на неё со стороны, оценивают результаты в виде конкретных объективных показателей, а не проживают в качестве граждан этой страны.

Сегодняшняя Польша – динамично развивающаяся страна, плацдарм для инвестиций в Центральную Европу.

Истории экономических прорывов дают важные уроки:

  1. Нет обречённости, путь преобразований под силу любой стране.
  2. Нет единственно правильного пути, общества различны, каждое находит свой рецепт. В то же время подъём практически всегда связан с ростом экономической свободы, хоть в ряде случаев и не сочетаемой со свободой политической.

 

САМЫЕ ПРОВАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ

На заре «лихих девяностых», 11 июня 1992 года, Верховный совет Российской Федерации утвердил программу передачи государственного имущества страны в частные руки – проще говоря, приватизации. Этот термин, который знаком сегодня даже младшим школьникам, в те времена был гражданам в новинку. Страна пребывала в состоянии «шоковой терапии», впереди были еще годы глобальных преобразований, тяжело сказавшихся на благосостоянии многих россиян.

Как правило, приватизацию связывают с именами Анатолия Чубайса и Егора Гайдара. Распределять госсобственность между гражданами власти решили с помощью нового вида ценных бумаг – ваучеров, или приватизационных чеков. Что было дальше, знает каждый. Большая часть государственного имущества действительно перешла в частную собственность. Именно с нею связывают и появление в России олигархов, и слишком резкий раскол населения на богатых и бедных. В народе это отношение к реформе вылилось в меткое словечко «прихватизация», которое, будучи кем-то употреблено однажды, прочно закрепилось в обиходе россиян.

 

СОВЕТСКАЯ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ

Началась она в 1929 году, когда неудачи так называемого НЭПа – новой экономической политики – побудили генсека Сталина и других представителей руководства страны переключиться на построение национального хозяйства принудительными методами. Суть коллективизации заключалась в объединении единоличных крестьянских хозяйств в большие, коллективные, которые так и назвали – колхозы. Процесс их создания также породил в народе меткую поговорку: «Колхоз – дело добровольное; хотите – вступите, не хотите – мы вас расстреляем».

Именно следствием коллективизации, по мнению историков, стал массовый голод, прокатившийся по стране в тридцатые годы и унесший сотни тысяч жизней.

 

СУХОЙ ЗАКОН В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ (1920-1933 ГГ)

В 1920 году американские власти пошли на беспрецедентный шаг, запретив в стране продажу спиртных напитков. Результатом относительно благого намерения – отрезвления нации – оказался чудовищный разгул преступности и коррупции. Бутлегеры, спекулянты и гангстеры всех мастей кинулись «снимать навар» с граждан, маявшихся без привычного их горлу и кошельку алкоголя. Именно в годы сухого закона расцвела буйным цветом криминальная империя Аль Капоне.

О том, что творилось тогда в США, написаны теперь сотни книг и сняты сотни фильмов, в том числе и знаменитые «Однажды в Америке», «Джонни Д.» и совсем недавно вышедший на экраны «Великий Гэтсби». Относительный порядок в стране властям удалось навести лишь к середине тридцатых.

 

Рамазан ОСМАНОВ

№ 39, 28.09.2018

Яндекс.Погода
Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031