ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

А болото лучше…

сказка

 — Ах, детки, вы мои детки, знали б вы, в каком райском уголке прошло моё детство! — повторяла старая черепаха уже в который раз.

Ей оставляли  маленьких жителей болота для присмотра, так как детские сады были не для всех.  Вот и мои родители забыли вовремя встать в очередь, и теперь я слушаю каждый день старушку-черепаху. Она, конечно, повторяется, забывая то, что только что говорила. Но я не злюсь, а воображаю, что это по телевизору показывают очередную рекламу про море, солнце и песок.

— Прозрачная, тёплая водичка, золотой песочек, — продолжала черепаха, – но потом кому-то приглянулись растения, укореняющиеся на дне, и…

А дальше было не очень интересно. Черепаху стало заносить в область географии, которую она преподавала в школе, пока её с почётом не отправили на заслуженную пенсию, потому что она уже и в очках ничего не видела и, как рассказывал мой папа, выставляла оценки вместо журнала в то, что подложат детишки. А детишки всегда знают, что и когда подложить!

— Вначале, ребята, на дне водоёма отлагается минеральный и органический ил. Минеральный ил представлен песком, глиной, озёрной углекислой известью. Органический ил на первых стадиях зарастания образуется из остатков микроскопических животных и растений. Этот ил называется сапропелем, иначе гиттией. Он ведёт к обмелению водоёма и поселению в нём узколистных рдестов, рогалистника, сменяющихся по мере обмеления водоёма кувшинкой, кубышкой, то есть растениями с плавающими листьями, затем камышом, тростником, хвощом. Растения отлагают свои остатки на дне водоёма, и тот превращается в болото. При этом оно покрывается зыбким ковром. — Черепаха остановилась, задумалась и продолжила:  — Ещё я помню, что мои дедушка и бабушка всегда плакали, когда выбирались на солнышко и песочек. Наверное, знали, что нам, их потомкам, этого не увидеть…

— Во-о, старая, загнула! – вскрикнул водяной крысёнок. — Я недавно слышал, как мой братишка, он ходит в нашу болотную школу, рассказывал про игру на классном часе «По странам и континентам». Так вот их классная спрашивала, правда ли, что черепахи плачут, выбираясь на берег из моря?

— И что? — спросил я.

— Что-что? А то, что они по правде плачут, чтобы очистить глаза от песка, а эта: «Ой, предвидели». Ха, ха!

— Не перебивай! — воскликнул я.

Я — это маленький, но очень любознательный  ондатрёнок, которого, как говорит мой дедушка, «никто не ждал», но все страшно радовались, потому что я «нежданный подарок судьбы». Ну, а что они хотят?! Все дети — подарки. Быть подарком — это здорово!

Зыбкий ковёр. Какая красота! Мне нравится этот «коврик» цветковых растений. Другие цветы я видел только на картинках, они не живые, а наши такие красивые, нежных изумрудных тонов, а зеленый так успокаивает. И запах неповторимый. Сабельник и вахта — мои любимые цветы, а ещё ягоды. Вкусняшки! Я люблю своё болото. Как говорит мой папочка, «есть такое понятие — Родина». И это место, где ты на свет появился. Мой дедуля  любит повторять: «Где родился, там и пригодился!».

Но мне так хочется туда, где солнышко, песочек и прозрачная водичка – так, как рассказывает черепаха.

Я закрыл глаза, поплыл к поверхности, к берегу и солнцу, лучи которого пробивались сквозь болотные заросли: помечтать.

Ой, какой-то скрежет и шум, темнота. И крики: «Поймал! Поймал!». Я открыл сначала один глаз, потом другой. Это был детёныш человека, как в книжке, только большой, но совсем не страшный, веснушчатый и лупоглазый. Он меня куда-то сунул, и я долго трясся. Не знаю, сколько времени прошло, меня укачало, и я заснул. А когда проснулся и огляделся, то увидел море! Оно было таким бескрайним, что я, превозмогая боль, завизжал от радости и счастья. На мой визг прибежал детёныш человечий. Я не мог оторваться от завораживающей красоты утреннего лазурного моря, которое смотрело на меня и манило сквозь какую-то прозрачную стенку. Я бился лапками и рвался к нему.

Мой новый знакомый, кажется, тоже обожал море. Он схватил меня и помчался к морю. Я плескался в воде. Она, действительно, была прозрачная и тёплая, а песочек сначала холодный и сырой, а потом тёплый-тёплый. И детёныш человечий нырял, щекотал меня и смеялся, прям как мы в нашем болоте…

И тут я заскучал. Вспомнил маму, папу, деда и старушку-черепаху, а ещё крысёнка и всех остальных.

Я так затосковал, что человечий детёныш, взглянув на меня, как будто прочитал мои мысли. Он дал мне поесть. Потом долго о чём- то говорил с кем-то по мобиле. А я хотел только одного: домой. Родина только одна — то место, где родился.

А вечером пришёл дедушка человеческого детеныша. Он был очень похож на моего: всё поучал. Меня опять куда-то сунули, я опять трясся. Но теперь я знал, что меня везут на машине, видел ее во дворе. Я не боялся. И не потому, что храбрый, а просто понял, что хорошо думаю о детёныше человека и его близких, и мысленно возвращал себя домой.

Всем надо знать, что мир вокруг тебя такой, каким ты его видишь и представляешь.  Он может быть злым, если ты злой, но он может быть прекрасным, потрясающим, миром, в котором сбываются мечты!

Я открыл глаза, почувствовав запах своего болота, прелесть зыбкого цветочного коврика и услышал знакомый голос черепахи: «Море, море…».

Море хорошо, а болото лучше. Родина — только одна!

Нина Алекперова,

бывшая ученица МБОУ «СОШ № 2» г. Даг. Огни,

ныне студентка 1 курса филологического факультета

МГПУ им. В.И. Ленина, г. Москва.

№ 27, 03.07.2015