ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

002Сегодня каждого из нас волнуют проблемы в столь сложных и тонких сферах, какими  являются духовная жизнь, наша многонациональная культура, литература и искусство, обычаи и традиции.

А в жизни наблюдаем дикий капитализм и социализм с человеческим лицом, светский гуманизм и религиозную мораль, богобоязненность и гражданскую законопослушность. Что нам нужно, что мы должны выбрать из этого? А может быть,  все имеет право на жизнь и существование в одном обществе?

Да, в жизни они сосуществуют, хочет того человек или нет, считаться с этим он должен,  мы с вами им придаем человеческое лицо и творим вокруг только добро или порождаем зло. Выбирать ничего не нужно, надо оставаться человеком с большой буквы.

По старой привычке, за чашкой чая беседуем с начальником отдела культуры Агабеком Казибековичем Агабековым о вере и ее отсутствии, о культуре и невежестве, о роли искусства в жизни человека.

Стоит только поговорить несколько минут, сразу убеждаешься, что перед тобой талантливый руководитель и организатор, с тактом и большой культурой. Невозможно не отметить его честность и ответственность во всех делах, требовательность к себе и внимание к своим работникам. Всё это  создаёт благоприятную обстановку в коллективе. Интеллигентность и эрудированность, присущие Агабекову, подкупают любого человека, с ним можно до бесконечности беседовать на любую тему.

— Агабек Казибекович, вы получили хорошее образование в одной из столичных школ, продолжили учёбу на механическом факультете политехнического института (но тем временам это был один из самых престижных факультетов). По окончании учёбы Вы работали старшим механиком в махачкалинской перевалочной нефтебазе, управляющим футбольным клубом «Анжи», в производственном управлении «Даггаз» и  в других областях. Понятно, что Вы не боитесь резких перемен в жизни. А что придает Вам такую смелость?

– Всю жизнь боюсь того, что не боюсь ничего. Сколько помню себя, всегда был оптимистом. Школьником еще возглавлял бригаду ребят для работы на консервном заводе. Вы спрашиваете, почему не боюсь менять профессию? Я получил неплохое образование. Что бы теперь ни говорили про советское время, тогда умели готовить настоящих специалистов. Сказать честно, тяжёлое было время, бедно жили люди, но богатыми были их сердца. И само время было гораздо радостнее, чем сегодня.

— Как работника культуры, хотел бы спросить у Вас, с чего начинается возрождение культуры?

— Безусловно, со школы, с детского сада. Школа – интеллектуальная и духовная опора у всех народов. В Дагестане на протяжении последних десятилетий народные идеалы и национальные традиции целенаправленно искоренялись из школы. Необходимо учитывать и то, что до сих пор не изучали становление и развитие народной культуры и искусства, не учитывали богатый культурно-исторический опыт многочисленных народов Дагестана.

Со временем Центр культуры, расположившийся ныне в здании филиала Дагестанского краеведческого музея имени А.А. Тахо-Годи, переместится во Дворец культуры. Здесь мы планируем открыть большой зал для демонстрации картин известных зарубежных, русских и дагестанских художников, будем проводить выставки картин начинающих художников, приглашать известных композиторов Дагестана и России. Они будут не только проводить концерты и исполнять композиции, но и знакомить горожан с классическими произведениями, прививая интерес к мировой культуре.

— Буквально на днях в Махачкале открыли Театр поэзии. Каково ваше отношение к созданию такого театра?

— Театр поэзии должен требовательно и смело вторгаться в нашу жизнь не только чтением стихов, но и через актерское мастерство, режиссерскую художественную интерпретацию, поднимать острые морально-эстетические вопросы общества, просвещать зрителей через драматическое искусство и вести их за собой.

Именно через театральное искусство и на основе поэтических спектаклей зритель, поднимаясь над суетной повседневностью, должен переживать наиболее яркие чувства, тем самым очищаться и возвышаться. В Театре поэзии категорически надо избегать художественной упрощенности по отношению к поэзии.

 — А теперь я хотел бы поговорить о религии и культуре, как, по Вашему мнению, они взаимосвязаны и связаны ли вообще?

— Бог, Единый и Всемогущий, с которым мы связываем религию, является эталоном нравственности и совершенства. Обычные люди, да и некоторые служители культа, конечно, порой допускают безнравственные поступки, когда они  на собственном примере должны показать всем остальным чистоту своих помыслов и, главное, поведения и исполнения религиозных обрядов, связанных с именем Бога. Мне, как и многим другим дагестанцам, кажется, что меркантильность и состязательность между служителями любого храма – исламского, христианского, иудейского – их унижают. Состязательность и соревнования допустимы в спорте, но только не в исламе и шариате! Истинный, не связанный ни с гордыней, ни с материальными интересами мусульманин недоумевает: разве не одному Богу мы поклоняемся?

— Как мне, так и Вам иногда наверняка знакомые задают  вопрос: «Почему  не посещаете пятничный намаз в мечети». Каким будет Ваш ответ на их вопрос? — открыто спрашиваю я у него.

— Да, действительно, бывает, интересуются этим. Родители мои были верующими людьми, старались жить, придерживаясь религиозных законов, и  я с благоговением за ними наблюдал. А с годами моё отношение к этому, конечно, изменилось, как и у всех. Но уважительное отношение к вере и человеку, следующему канонам религии, в моей душе сохранилось.

К сожалению, сегодня среди современных  верующих  много так называемых конформистов, иначе говоря, следующих моде. Но в жизни, среди людей другой группы и сейчас немало таких, для которых нет ничего святого:  невежественных атеистов, нигилистов, эгоистов, думающих только о своём благополучии. В рядах верующих не вижу единства. Сунниты, шииты, ваххабиты, салафиты, тарикатисты… Даже мечети пытаются делить, одни  — посещают, игнорируя  другие. Как много стало течений и направлений, сегодня в них можно просто запутаться. Но в наше время многие молодые люди если примыкают к одним, то становятся неугодным другим и наоборот. Я не хочу ни с кем враждовать! Вражда неугодна и Аллаху.

— Мир многогранен и разнообразен, а человек — песчинка в нём. Что же может сделать человек в таком сложном мире, в котором он сейчас живёт?

— «Человек может всё, лишь бы захотел. Всё — в человеке, всё — для человека», — говорил один из героев М.Горького сто лет тому назад. Возможности у человека большие, как и сам мир. Мы можем возобновить  работу библиотек, клубов, домов культуры, вернуть себя и других к  чтению  книг, чаще приглашать артистов национальных театров в сёла и посёлки: ведь в спектаклях зло, лицемерие, жадность и другие пороки  так же осуждаются, как и в священном Коране! Кстати, мы недавно, как и в других городах, открыли  Центр культуры, который скоро переместиться во Дворец культуры.

Как Вы считаете, народ сразу нахлынет в этот центр, будет проводить там свой досуг?

Пока сомневаюсь, но со временем это должно произойти, должны люди вернуться к культуре и своим традициям, иначе мы потеряем себя. Они должны хотя бы иногда заглядывать в учреждения культуры, принимать участие в проводимых мероприятиях, самим что-то делать или предлагать, всё это зависит от людей, от их желания.

Я бы хотел поговорить о наших красивых дагестанских свадьбах, от которых пытается отойти наше новое поколение. Признайтесь: мавлид — это одно, а свадьба – совсем другое. Разве мешали они друг другу в родном селе?  Да, на наших свадьбах все чаще стала звучать музыка зарубежных исполнителей, фонограмма дорогостоящих певцов, да и танцы, порой, не те. Но мы не должны отходить от традиционных национальных мелодий, заменять танец «Лезгинка» танцем «живота». По этим причинам ценное, полезное, интересное и нереализованное остается в конкретных одаренных людях, которые не могут реализовать свой потенциал только потому, что у них нет финансовых ресурсов или попросту «толкачей».

— Какой в таком случае выход?

— Надо искать таланты, помогать им, иначе мы полностью потеряем культуру.

— Разве библиотека, Дворец культуры и мечеть — антагонисты?

— Конечно же, нет! Они дополняют друг друга, делают человека духовно богаче, знающим и осведомленным, а жизнь – полноценной и многогранной. Ведь наши родители и в клуб ходили, и свадьбы справляли, сами пели и танцевали на них, мавлиды читали, кладбища благоустраивали, все религиозные праздники отмечали вместе, ничего не делили.

— Многие  задаются вопросом, откуда в людях была такая жестокость, что даже мы стали истреблять друг друга в Дагестане. Но, слава Богу, в последние годы терактов и покушений стало меньше. Как Вы думаете, почему такое происходит на родине известных богословов и мастеров?

— Вот так в раздумье, на перепутье, нахожусь и я, как и любой  дагестанец. И совершенно не понимаю, за что погибли лучшие представители народа, в том числе и представители духовенства. В Дагестане, как и везде в России, продолжают существовать насилие,  наркомания, проституция, коррупция, общественный аморализм, несовместимые с искренней верой в Бога и подлинной нравственностью.

Ситуация осложнилась ещё и тем, что в условиях мировоззренческой растерянности в 90-е годы в российской системе образования и воспитания главную роль взяли на себя различные издания, СМИ, пропагандирующие насилие, индивидуализм, эгоизм, безнравственность. Какие-то пещерные законы и инстинкты затмили разум наших братьев и сестёр. От культуры ушли, а к чему в итоге пришли…

Алчность не должна затмить человеческий разум. На смену трудяге — горцу пришел наглый и бессовестный деляга — потребитель, попирающий не только светские законы, но и каноны Корана и шариата. И самое главное: давайте не разделяться ни в чем – ни в религии, ни в культуре.

— Мы благодарим Вас за интересное интервью о культуре и религии, и надеемся, что из Дворца культуры будут всегда звучать песни на родных языках или исполнение классических произведений М. Кажлаева, И.Баха, П.Чайковского и многих других композиторов.

Рамазан Османов.

№ 37, 11.09.2015

 

 

Яндекс.Погода
Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031