ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Юрий Ханмагомедов (в левом верхнем углу) с одноклассниками и учителями

Я побывала в гостях у замечательного человека, члена общественной палаты Юрия Ханмагомедова, чтобы в рамках нашей рубрики «Город моей молодости» рассказать вам много интересного о поселке Огни и о людях, чьи имена и сейчас на устах. Говорят хорошие, позитивные люди заряжают окружающих своей энергией. Мы беседовали больше двух часов, но дядю Юру хотелось слушать и слушать. Его знания истории просто поражают, а главное, мне очень импонировала открытость его   характера. Интеллигентный, эрудированный, честный и очень веселый – вот такой он, Дядя Юра.   

Родился я в поселке Огни в 1947 году. В нашей семье было два мальчика и две девочки. Жили в бараках, а когда отцу выделили землю на улице Горького, построили дом. На приусадебном участке держали скотину, сажали огород.

В 1954 году я пошел в школу. Занимались в бараках.  До сих пор люблю рассматривать школьные фотографии, которыми увешаны стены моего кабинета, вглядываюсь в лица озорных ребятишек и девчонок – своих сверстников. В нашем классе учился Анатолий Подколоднев, мы с ним очень любили после уроков погонять мяч.

После школы поступил в строительный техникум в Махачкале. Служил в военно-морском флоте в Риге. Во время службы  мне посчастливилось побывать в тех местах, где воевал отец. Посетил Саласпилсский концлагерь в Риге, где фашисты эшелонами загоняли и сжигали людей. Не передать словами впечатление, которое наводит это жуткое  место. Служил я на подводной лодке. В одном из плаваний, когда проходили через пролив Кадетринн, видел статую Русалочки на набережной Копенгагена.

Во время событий  в Чехословакии в 1968 году поступила команда покинуть порт, обойти Европу. Через Гибралтар  зашли в Средиземное море и попали в окружение войск НАТО, которые шли в Чехословакию. Они свободно передвигались под прикрытием 6-го американского флота, базировавшегося в Турции. Мы с моря заблокировали американцев и 98 суток находились под водой. В операции участвовал наш корабль Магомед Гаджиев, который обеспечивал нас едой и водой. Только спустя 98 дней мы вернулись в Ригу.

Говорить о себе не люблю, но об отце расскажу с удовольствием. Мой папа Абдул Агаевич родом из села Зидьян-Казмаляр. Когда ему исполнился год, умер его отец, и мальчик остался  на попечении дяди Аги. Приемная семья еле сводила концы с концами, и 14-летний подросток пошел работать на стекольный завод. Поступил учиться в фабрично-заводское училище.

У отца была нелегкая жизнь. Для всего нашего рода Нуралиевых он был настоящим героем. Всегда вспоминаю  его советы, которые мне не раз помогали в жизни.  Отец говорил: — Сумей даже в грязи найти отблеск солнечного луча. Не ищи в людях плохое, ищи  хорошие стороны.

Отец работал на заводе с момента его запуска. В этот период на заводе производили силикат натрия (жидкое стекло), облицовочную плитку, изоляторы, стекло и многое другое. Спустя несколько лет стали делать стеклянные трубы для химической и пищевой промышленности. Папа любил завод. С гордостью рассказывал нам — детям об успехах предприятия, о том, как в начале 20-го века поселок  посетил Михаил Калинин. «Всесоюзный староста», как его называли в народе, предсказывал стеклозаводу славное будущее.

В то время на заводе работали  представители 29 национальностей. Первым директором завода был Исаак Китайгородский. Кадровый состав управленцев часто менялся. Но наиболее эффективным стал период руководства Константина Козленко, он был назначен директором в 1954 году. В это время был усовершенствован процесс производства стекла. Укреплена трудовая и производственная дисциплина, улучшены бытовые и социальные условия рабочих. Завод был удостоен звания — предприятие коммунистического труда, награжден грамотой и орденом «Знак почета». В немалой степени этим успехам способствовал трудовой коллектив во главе с передовиками производства Кули Кулиевым, Гебеком Насруллаевым и др. О Козленко и возглавляемом им предприятии говорила вся страна.

После него руководителями пришли Бабаханов, Бунин, Алиев, Северов, которые восстановили работу завода, приостановленную из-за перехода на рыночные отношения. Отец имел бронь на стекольном заводе, работал начальником ФУРКО (составной цех). После окончания механического техникума в начале войны был отправлен на пусконаладочные работы в Ашхабад.

Там он узнал о гибели своих братьев Абдулгамида и Абдулхалика, воевавших на Украинском фронте. Написал домой, что отправляется на фронт, хотел отомстить за братьев. Попал в действующую армию на Ленинградском фронте под командованием генералов Говорова и Баграмяна. Защищал Ленинград, устраивал дымовые завесы во время вражеских бомбежек, а позднее обеспечивал безопасность «дороги жизни» через Ладогу. Победу встретил в городе Калининграде, бывшем Кенигсберге, по пути освобождал такие города, как Таллин, Пярну, Рига, Шауляй, Клайпеда, Лиепая. Красная армия наступала по всем направлениям. Немцы сдавались без боя. Немецкие офицеры, бросив солдат в окопах, спасались бегством.

Из газеты отец узнал, что на Южном фронте с фашистами сражался его племянник Ханмагомед, сын брата Абдулгасана. На счету снайпера Ханмагомедова — 27 уничтоженных офицеров. Он был награжден грамотой Иосифа Сталина.

Мой отец вернулся домой в 1945 году. Был награжден множеством орденов и медалей. Но его братья погибли. Жены братьев остались с маленькими детьми. Племянников надо было поставить на ноги.  Все переехали в поселок Огни. Отец после войны снова устроился работать на завод, начальником машинованного цеха. В Огнях племянники получили специальности и работали на единственном  в поселке предприятии — стеклозаводе, создали семьи. После окончания войны в поселке разрушили старые бараки, строили больницу,  Дворец культуры, дома, открывались новые предприятия ПМК, подшипниковый завод, винзавод, завод стройматериалов, совхозы, агрофирмы, на руководящие должности назначались участники Великой Отечественной войны.

Отец рассказывал, что Калинин после приезда в Огни решил посетить и Гуниб. Позже я сам убедился в том, что он действительно был в Гунибе. Вскоре после рождения мой старший сын заболел. А в Гунибе как раз открылся санаторий «Орлиное гнездо», в который мне посоветовали отвезти ребенка.

В  это же время в санаторий приехал только назначенный министр здравоохранения. Мы подружились. И естественно, главврач санатория хотел показать нам исторические места. Тогда я увидел фото, на котором в числе почетных гостей, посетивших высокогорное село, был запечатлен «всесоюзный староста». Как рассказывал главврач, Калинин добирался до Гуниба на лошадях.

Кроме того, он показал нам место, где имам Шамиль предстал перед командующим русских войск — князем Барятинским. Сохранился даже камень, на котором сидел князь. Энергетика, скажу вам, у этого места потрясающая!

Отец после завода устроился работать завхозом в больницу,  которая была на месте нынешней взрослой поликлиники. Главврачом был Османзаде. Когда в 1963-1964 годах начали строить новую больницу, отцу приходилось ездить в Ростов  и даже в Польшу за оборудованием. Привозил все, от кроватей до специального медицинского оборудования. Завхоз в то время был, как боцман на корабле. Решал все хозяйственные вопросы. Много нового оборудования было закуплено во время руководства Яхъи Яхъяева. Он не любил разговаривать, но мог достать все, что нужно для больницы. Связи были большие. Только у нас специалистов не было, чтобы работать на этом оборудовании.

В поселке было много выдающихся людей. Вспомнить даже Камиля Курбанова.  Помню один курьезный случай. Как-то Камилю в Финляндии подарили медвежонка. Он привез его домой. Медведь вскоре подрос. Рядом с домом Курбановых находился базар. Медведь вышел во двор, а затем — на базар. Стал все громить и сносить. Народ бежал со всех ног. После этого случая Камиль передал непослушного в «живой уголок» Избербашского детского интерната.

После войны, чтобы восстановить и улучшить жизнь людей был издан указ об организации на предприятиях подсобных хозяйств. Было такое и на стекольном заводе. От нынешней школы №1 до самых гор простирались заводские земли.  Были фруктовые сады, ягодные и огородные поля. Сеяли  и люцерну для лошадей, которых держали для перевозки грузов, завод имел свой конный двор. Когда предприятие останавливалось по каким-то причинам,  рабочих отправляли  на сельхозработы.

От завода до первой школы стояли бараки. Эта улица называлась Кооперативная. На  балансе завода был и свой магазин. В нем работал дядя Кадыр. Он был очень веселым, всегда напевал: «Я директор магазина, у меня своя машина…». Помню еще дядю Шабана, он на повозке, запряженной лошадью, привозил из пекарни горячий хлеб. Пирожков тогда не продавали, а на 2 копейки, которые давали детям, мы покупали кусок горячего хлеба.

В поселке тогда была всего пара улиц. Дальше улицы Горького начиналось пшеничное поле. Как-то случился пожар — на поле попала искра и вся пшеница сгорела. Потом на этой земле посадили виноградники.

В нескольких местах в поселке из земли вырывались горячие источники со специ-фическим запахом сероводорода. Когда я учился в старших классах, в Огни приехали геологи и геодезисты из Ленинграда. Они жили  у нас на квартире. Летом, на каникулах, я им помогал. Они делали разметку. Отделяли земли сельхозяйственного назначения от градообразующих территорий. Бурили скважины, а затем герметизировали. Говорили, что в нашей местности очень большой запас нефти. Нефтяной шельф тянется по берегу моря до Азербайджана.

Что касается меня, то я работал в совхозе Ильича, затем устроился на кирпичный завод, который был построен на базе стекольного. Работали вручную. Производили 32 наименования строительных материалов. В моем подчинении было более 100 человек. Зимой работали на кирпичном, а весной уезжали на заработки в Казахстан. Затем наш завод передали министерству сельского хозяйства. Каждая организация строила дома для своих рабочих. В 1975 году директором теперь уже завода стройматериалов стал уроженец села Кужник Абдулхалик Исаев. В это время был построен первый дом, ежегодно завод строил 16-квартирный дом для своих рабочих. Всего было построено 7 домов. После перестройки все остановилось. Народу дали ваучеры, пообещали построить новый механизированный завод. Затем решили продать земли, а рабочий люд остался за бортом.

К счастью, сегодня город возрождается. Мне кажется, что плохие времена для нашего города остались позади.  И в будущем, надеюсь, молодежь не будет уезжать из Дагестанских Огней, чтобы устроить свою жизнь.

 

Руководитель проекта
Сюзана САФАРБЕКОВА

 

№ 07, 15.02.2019

Яндекс.Погода
Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031