ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Здравствуйте, Ризван! Меня зовут Сюзана, я корреспондент газеты «Дагестанские Огни». Хотела бы задать вам несколько вопросов о том, что помогло вам победить онкологию. Возможно,  эта тема неприятна вам?

— Сейчас все уже хорошо,- послышался голос в трубке, я с радостью отвечу вам.

 

Несмотря на то, что Ризван находился в Москве, поехал навестить маму и заодно пройти обследование, мы не отложили интервью до его приезда, а записали по телефону. В общем, разговор с Ризваном Алиевым, известным дагестанским артистом, получился вовсе не о болезни, а о настоящих ценностях, оптимизме, вере, любви и крепкой дружбе.

 

— Ризван, как вы отреагировали на приговор врачей?

— Поначалу никто из врачей  мне не мог ничего точно сказать. Бесконечные анализы, обследования и неизвестность. Самое страшное было – ожидание.

— А вдруг рак? Нет, не может быть, я же так молод, у меня все еще впереди, — думал  я с надеждой.

Болезнь не входила в мои планы.

Больше 10 лет назад от рака умер мой двоюродный брат. Когда я узнал, что у меня все-таки онкология, постарался не впадать в панику и, наверное, вначале до конца недопонимал, что это такое.

Анализы подтвердили предположения врачей. Меня уложили в онкологический диспансер в Махачкале, но через три дня выписали. Причину выписки я не знал, но понял всю серьезность своего положения. Оказывается, вызвали маму и сказали, что не могут ничем мне помочь. – Ему осталось не больше месяца, лучше не мучайте его, — сказал доктор.

О том, что у мамы с врачом состоялся этот разговор, я узнал намного позже.

 

— Находятся такие, кто считает болезни, в том числе рак, наказанием за грехи. Что вы думаете об этом? 

— Не хотелось бы так думать. Разве маленькие дети в чем-то виноваты? За чьи грехи они отвечают? Родителей? Это несправедливо.

В больнице я всё время прокручивал свою жизнь назад, пытаясь определить: когда и что именно пошло не так, что же со мной случилось? Порой мне казалось, что всё это сон. Надо просто протереть глаза, встряхнуться. И окажется, что всё — неправда. Все это я сам себе придумал. Надо проснуться. Но просыпался посреди ночи, до боли тер глаза. А в голове всё тот же ужас. Моя болезнь была реальностью.  Честно скажу, не задавался вопросом: «в чем я виноват?»

Мысленно обращался к Всевышнему, говорил: — Что мне дашь, то и приму.  Значит, так должно быть. Да, скорее это испытание, нежели наказание.

Возможно, Всевышний проверяет нас, посылая тяжелые болезни, испытывает на прочность.

 

— Вы когда-нибудь думали о том, что такое может с вами случиться?

— Применительно к себе – никогда. Я помню момент, когда мне сказали, что у меня рак. Было ощущение, что я на полном ходу влетел в кирпичную стену. Меня отбросило, я был в ауте.

 

— Как вы нашли в себе силы бороться и кто вас поддерживал?

— Мама, супруга, родные, друзья и коллеги. Болезнь испытала меня на прочность, а моих друзей на  преданность.

Я старался не жаловаться маме. Когда она приехала из Москвы и увидела меня, не могла сделать и шагу. Я потерял вес, с 72 кг сбросил до 53, цвет лица стал желтым. Была дикая слабость и одно желание — не вылезать из постели, и чтобы никто меня не трогал. Не мог поднять чашку чая. Больнее всего было наблюдать за матерью, которая «сгорала» вместе со мной.

Товарищи посоветовали пройти обследование в Ростове. Денег не было. И тогда друзья решили организовать сбор средств. Тельман Абакаров — мой продюсер с самого начала был со мной, сопровождал меня в Ростове. Магарам Абдуллаев, живет в Дагестанских Огнях. Он тоже несколько раз ездил со мной в Ростов. Готовил, кормил меня как маленького, когда мы жили на квартире.

 

— Любовь сильно мотивирует?

— Сильнее всего! Причем, любовь в широком смысле: от близких, окружающих и даже незнакомых людей. Я очень благодарен всем, кто меня поддерживал! Их вера в меня и тепло мощно заряжали и давали силы.

 

Что вам сказали в Ростове?

— Мы с Тельманом приехали в Ростов с надеждой, что мой диагноз — ошибка. Но доктор сказал: «Нет, не ошибка». – «Ну и что дальше?» – «Безусловно, химиотерапия. Вы поймали болезнь очень рано, и я вам гарантирую, что все будет хорошо».

Я удивился: как можно что-то гарантировать, это же рак. Когда приехал в Дагестан, снова пошел в онкодиспансер и встретился с тем врачом, который сказал  маме, что я умираю. Увидев меня, спустя месяц на ногах,  он был удивлен. Я не говорю, что врач должен жалеть пациента, но он должен был дать надежду, настраивать на борьбу. Именно так я ему и сказал.

 

— Как вы считаете сейчас, уже спустя несколько месяцев, болезнь вам больше дала или забрала?

— Конечно, дала больше. Болезнь сделала меня сильным. Я обрел друзей, понял, насколько нужен своим родным. Получаю наслаждение оттого, что могу дышать и чувствовать и, конечно, петь.

Начал обращать внимание на мелочи, которых раньше не замечал. Перестал нервничать по пустякам и стал более терпимым.

У меня появилось железное терпение. Много времени провел, сидя в бесконечных очередях, поэтому научился никуда не торопиться. Я понял важный закон жизни: — Где бы ты ни был, твоя очередь все равно придет вовремя.

 

— Что вы посоветуете человеку, который узнал, что у него рак?

— Получать второе и третье врачебное мнение. Если диагноз подтверждается, не терять силы духа. Это не конец. Жизнь бросает вызов, и многое зависит от готовности бороться. Нужно относиться к случившемуся как к задаче, которую нужно решить.

В сознании всей страны: онкология — это почти гарантированная смерть. Обычно тем, кто говорит, что болеет раком, задают один вопрос: «И сколько тебе осталось?». Надо научиться воспринимать рак, как сложную, но излечимую болезнь.

Я столько раз наблюдал в больнице людей, которые слыша диагноз «рак», впадают в депрессию и не хотят жить. Они тут же ставят на себе крест. Это очень опасно, поэтому настрой в лечении очень важен. Человек, уже списавший себя со счетов, может быстро «сгореть». Хочу сказать, что в наше время рак — это не приговор. Зависит от того, когда ты обратился к врачу и конечно, к какому. Если доктор разговаривает с онкобольным,  как с человеком, который уже свое отжил, для которого жизнь закончилась, то конечно у пациента просто опустятся руки. Важно ежегодно проходить обследование. У нас в Дагестане до последнего не обращаются к медикам. Настолько мы небрежно относимся к своему здоровью. В больнице Ростова в основном были наши дагестанцы, чеченцы, кабардинцы. И редко можно было встретить русских. Они щепетильно  относятся к своему здоровью, а наши люди терпят до последнего. А потом с этим как и с любой другой болезнью трудно бороться.

 

— А вы смотрели фильм  «Достучаться до небес»? Герои, которым осталось жить пару дней, сбежали из больницы, чтобы посмотреть на море, потому что никогда его не видели… Какая заветная мечта была у вас?

— К  сожалению не смотрел. У меня была одна мечта – стать прежним. Улыбаться, расправить плечи. Подойдя к зеркалу не видеть жалкое и беспомощное существо, которое день ото дня высыхает и скукоживается. А фильм я обязательно посмотрю. Уж очень заинтересовала короткая аннотация.

 

— Вы активно ведете Instagram. Глядя на вас, не скажешь, что у вас трудности. Вы вытягиваете из себя эту улыбку, или что?

У меня не голливудская улыбка, но улыбаться я люблю. Всегда был и остаюсь оптимистом, несмотря на то, что мне пришлось пройти. В Instagram мне часто пишут незнакомые люди, которые столкнулись с подобной проблемой, и спрашивают у меня совета. Я им говорю, куда обратиться, морально поддерживаю. На своем примере доказываю, что победить рак можно.

 

Сюзана САФАРБЕКОВА

№ 06, 09.02.2018