ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

В истории музыки заимствований всегда было есть и будет предостаточно. Одни без задней мысли цитируют чужие произведения, отдавая тем самым дань любимым авторам. Другие делают это украдкой, утверждая, что авторство принадлежит исключительно им, а всё остальное лишь домыслы армии завистников.

Как это ни странно, но случались в истории музыки и абсолютно случайные заимствования, когда автор не смог отличить шепот собственной музы от затерявшихся в дебрях памяти чужих мелодий.

Современная история с завидной периодичностью пестрит газетными заголовками о том или ином судебном деле, связанным с защитой авторских прав.

Есть у меня один друг, он как поётся в известной песне, стоит двух… Так вот он в свое время играл в одной группе на бас-гитаре. Их процесс совместного сочинительства со временем стал сводиться исключительно к разоблачению друг друга в актах плагиата. Любая сочинённая кем-то из музыкантов аккордовая сетка или мелодическая линия, тотчас объявлялась ворованной, и процесс из ранга созидания, переходил в ступор споров, криков, тем самым срывая репетиции одну за другой. В итоге было договорено не обвинять друг друга в воровстве, каким бы явным оно не казалось.

Всякое бывает, господа. Однако случай, о котором я вам сегодня расскажу, вне всяких сомнений беспрецедентный, ибо идёт в разрез с естеством человеческим.

Жил в Венеции на рубеже XVII-го и XVIII-го веков композитор по имени Томазо Джованни Альбинони, на счету которого не много не мало, более 50-ти опер и огромное количество инструментальной музыки. Известно, что им довольно сильно увлёкся Бах, и даже в свойственной ему, Баху манере, позаимствовал парочку мотивов для написаний собственных произведений. Нет, нет, вы не подумайте, Бах был настоящим джентльменом, и в большинстве случаев, указывал оригинальное авторство. К тому же, при всей гениальности Альбинони, кто он по сравнению с Иоганном нашим Себастьяном?..

Нужно отметить, что вообще о жизни Альбинони нам известно крайне мало. Так, несколько голых фактов и только.

С Альбинони, а точнее с его наследием, судьба злодейка сыграла  коварную шутку, уничтожив его значительную часть во время Второй мировой войны. Большинство рукописей хранилось в архивах Саксонской земельной библиотеки, которая и была разбомблена авиацией союзных сил в марте 1945-го.  Именно по этой причине о творчестве Альбинони после 1720 года нам мало что известно.

Но не будем о грустном, и перенесёмся из далёкого прошлого, в прошлое не столь запамятное. В XX веке жил на всё той же земле итальянской,  музыковед, профессор истории музыки университета Флоренции, критик и радиоведущий по имени Ремо Джадзотто. Был он среди прочего, биографом разных итальянских композиторов эпохи барокко, таких как Ферруччо Бузони, Джованни Баттиста Виотти, Алессандро Страделлы, Антонио Вивальди, и конечно же нашего старого знакомого, Томазо Джованни Альбинони. Именно он и опубликовал в 1958-м году знаменитое «Адажио соль минор для струнных инструментов и органа», более известное как «Адажио Альбинони».

По утверждению самого Джадзотто, на развалинах печально известной Саксонской земельной библиотеки, им был обнаружен фрагмент ранее не опубликованного произведения Альбинони, состоявший из басовой партии и двух фрагментов партии скрипки, общей продолжительностью в шесть тактов, которые он реконструировал, или другими словами – довёл до ума. Однако, в последствии выяснилось, что пьеса, с точки зрения критики, стилистически отличается от произведений эпохи барокко вообще и Альбинони в частности. После смерти самого Ремо Джадзотто, в 1998, известный музыковед и музыкальный педагог, профессор Люнебургского университета Вульф Дитер Лугерт в соавторстве с Фолькером Шютцем опубликовал в журнале «Praxis des Musikunterrichts» обзор проблемы авторства Адажио, включающий фрагменты писем из Саксонской земельной библиотеки, в которых утверждается, что такой музыкальный фрагмент из наследия Альбинони в собрании библиотеки отсутствует и никогда в нём обнаружен не был. Другими словами, авторство данного опуса, целиком и полностью принадлежит самому Джадзотто, а Альбинони к нему едва-ли причастен. Поныне не до конца понятен мотив Джазотто, который, по всей видимости, приписал авторство своего произведения Альбинони, при этом отказавшись от положенных ему славы и почестей.

Вот такая вот история, с огромным количеством неизвестных. А музыка… она Божественна. Чувствуется в ней что-то не от мира сего. И даже не важно, чьё имя стоит на титульной странице её партитуры, ибо при прослушивании создаётся весьма отчётливое впечатление, что столь совершенное произведение, не может принадлежать перу простого смертного.

 

№ 36, 07.09.2018