ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Гюлжаган Османова с учениками

Рособрнадзор подвел предварительные итоги аттестации российских учителей-предметников и пришел к неутешительным выводам. Половина преподавателей математики и информатики, принимавших участие в исследовании Рособрнадзора, не справились с задачами по своему предмету. Но тем временем учащиеся средних школ участвуют на всероссийских олимпиадах и проектах и что интересно,  показывают неплохие результаты. Связано ли это с тем, что лучшие учителя занялись репетиторством?

В наше время репетиторство процветает — никто уже не видит ничего зазорного в том, чтобы пригласить человека «дотягивать» с ребёнком школьную программу, поэтому такие специалисты — нарасхват. И никому почему-то не приходит в голову, что мода на репетиторов — самое яркое свидетельство открытых  провалов в системе российского школьного образования.

Такое чувство, что у учителей  уже нет желания и сил самим развиваться и обучать детей, тем более, если их труд недостаточно оплачивается. Тут учителя Дагестана еще больше ущемлены. Уверена, что наши учителя хоть раз задавались вопросом социальной несправедливости.

У московских педагогов заработная плата – начинается от 60 тысяч рублей. Но если мы живем в одной стране, в одном правовом поле и у нас по всей стране единая образовательная программа и стандарты, тогда почему наши учителя получают в разы меньше своих столичных коллег? В то время, когда  ученики наших школ выдают такие же результаты, как и в целом по всей стране. Притом, что в той же самой Москве у учителей больше возможности закрепить теоретические знания практикой. Музеев, центров, куда можно сводить детей предостаточно. У нас же довольствуются только книгой и картой. Вот и получается, что хорошие учителя подрабатывают репетиторством  после  уроков  или  вовсе уходят из школы, потому что там их возможности ограничены. Другое дело частная школа. Там и условия лучше, и ребенку больше будут уделять времени, правда, не бесплатно, но результат как  показывает практика  есть.

Я придерживаюсь мнения, что в нищете не вырастет гений. Любому таланту нужна подпитка. Если способности не развивать, то их никто и не заметит. У нас в городе очень много талантливых детей, которые побеждают на престижных Всероссийских олимпиадах. Но если бы родители не поддерживали своих детей материально, и не отправляли их на дополнительные платные занятия, вряд ли бы они показывали  высокие результаты. Немаловажно, что репетитор занимается с каждым учеником индивидуально, в то время как в классе  муниципальной школы 30 и более учеников и учитель реально не имеет возможности за 45 минут уделить внимание каждому ученику.

Гюлжаган Османова занимается частным репетиторством по английскому языку. Очередь к ней большая. На данный момент у нее  36 учеников.

— Родители нанимают меня как квалифицированного специалиста и соответственно ожидают высокой отдачи.

О том, как деградировала школа за последние десятилетия, говорить как-то неловко. Во-первых, я там никогда не работала и ни за что не пойду, а критиковать то, в чем не преуспел и даже не попытался, некрасиво. Во-вторых, столько уже сказано, что тошно.

Но сути это не меняет. Достаточно сказать, что дети в городских школах изучают английский язык более 10 лет, а после выпускных не могут связать и  пары предложений.

Я не работаю по школьной программе и не берусь просто закреплять пройденный школьниками материал,  я берусь за язык в целом. И говорение, и аудирование, и чтение. Главная проблема школы  – это отсутствие аудирования. Ребенок может и знает все в письменном виде, но не может аудировать. Я включаю аудиозаписи, а он вообще не может понять,  о чем идет речь. Даю текст — переводит без проблем.

На первом занятии проверяю память ребенка. Если она хорошая, можно надеяться, что у школьника будут хорошие знания.

В наших школах — старая методика. У меня в основном игровые методы обучения. В игре ребенок больше усваивает. Для занятий использую книги зарубежных авторов.

Когда ко мне приводят ребенка, родители ждут быстрого результата. Есть у меня ученик, мама которого готова пренебречь английским ради борьбы. Сразу понятно, кто хочет изучать язык, а кого родители отправляют потому, что ребенок приятельницы ходит к репетитору. Важно не упустить и вовремя отправить ребенка на дополнительные занятия.

Один мой ученик помимо моих занятий ходил еще на несколько кружков. Он мне признался, что у него нет времени выспаться.

Через два месяца занятий по одному разу в неделю я отвела маму в сторонку и сказала, что, увы, мы не прогрессируем, и что, по моим понятиям, нагрузку необходимо не увеличивать, а снижать. То есть отменить, хотя бы спортивную секцию. Ведь наша общая цель научить ребенка английскому.

Ситуация далеко не самая критическая, однако налицо полное непонимание физических возможностей, норм и ограничений. Мама — образованный человек, но почему-то умудрилась проглядеть черные круги под глазами любимого сына. Если ученик отстает по английскому, а в будущем без иностранного языка не обойтись, тогда – необходимость! Если математика, английский, химия и биология не даются ребенку, то дополнительные занятия по этим предметам — это скорее мучение для него. Зато для родителей – мода. Если он  не сделал задание по математике потому, что играл на компьютере, и получил двойку за неготовность к уроку, а родители бьют тревогу и нанимают лучших репетиторов, тогда – это пустая трата денег и времени. Услуги репетитора необходимы только в том случае, если ребенок действительно не успевает по предмету, — делится Гюлжаган Османова.

— Да, знаний, получаемых в обычной школе, для хороших баллов по ЕГЭ действительно недостаточно, без репетиторов здесь точно не обойтись. Но доходит до абсурда. Я об учениках младших классов, которых нагружают репетиторами и по английскому, и по математике, и по чтению. Чем больше репетиторов, тем меньше желания у ребенка делать что-то самостоятельно, то есть учиться – добывать знания (поверьте,  и такие случаи бывают).

Здесь родителям нужно поступить мудро: нанять репетитора по одному предмету (например, по английскому или математике, в зависимости от того, что больше всего необходимо школьнику), а по остальным предметам, где есть «пробелы» в знаниях, помочь чаду самостоятельно. Например, научить решать примеры по математике, задачу по физике, биологии, писать сочинение и прочее.

Надеюсь, что для родителя школьная программа 1-9 класса – это не «высшая математика», —  улыбаясь добавляет Османова.

Недавно в маршрутке услышала разговор двух женщин.

— У меня сын в 11 класс пошел в этом году! Я уже спать не могу – думаю, только о том, как мы ЕГЭ сдавать будем. Выдумали какой-то ЕГЭ. В наше время, такого не было! Записала его к репетитору по трем предметам. Теперь деньги надо копить,- возмущается родительница.

Из прошлого нашей страны репетиторствование по подготовке к вступительным экзаменам постепенно преобразилось в феномен тотальной дополнительной подготовки по всем без разбора учебным предметам. Давно стало нормой, если с ребенком занимаются 2, а то и 3-4 специально приглашеных специалиста, которые «подтягивают» ученика по школьной программе. И это стало своего рода модой.  Вы,  наверное, слышали про эффект толпы. Раньше у родителей было модно водить детей в музыкальную школу. «Мой ребенок учится в музыкальной школе по классу фортепиано», «А мой — по классу скрипки». Теперь — водят к репетиторам. И не задаются вопросом: — а надо ли? Или потому что другие водят? И всё! Дополнительный педагог — тоже предмет гордости и разговора со знакомыми. Все равно, что меряться брендами — дух соревнования захватывает некоторых родителей и в вопросе образования собственных детей.

Сегодня дагогнинские школьники также как и все дети мечтают когда-нибудь найти себя в любимой профессии. Конечно, «все профессии важны, все профессии нужны». Нужны и рабочие, и специалисты с высшим образованием, те, которых выпускают и  сузы, и вузы. Но если ты не ходишь на дополнительные занятия, то маловероятно, что сдашь ЕГЭ с проходным баллом в престижный вуз.  И все это понимают. Канули в лету те времена, когда родители за деньги устраивали своих детей в высшие учебные заведения, оплачивали их отработки и экзамены, зачеты, чтобы студенты сдали сессию. Сегодня родители вкладываются  в образование   детей. Вроде все звезды сошлись: и дети хотят учиться, и родители в этом заинтересованы, и наш город вошел в  программу комплексного развития «Моногород». Сегодня выгодно инвестировать в образовательную систему.

Дагестанские Огни – город небольшой и как говорится, не нашел себя, но он мог бы приобрести статус образовательного кластера, обеспечивающего молодому поколению возможность занять собственную нишу на рынке труда. У нас есть для этого все условия, и, самое главное, педагогов с творческим подходом к своей работе, стремящихся к самосовершенствованию  у нас немало.

 

Сюзана САФАРБЕКОВА

№ 46, 16.11.2018