ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

МалкинМы продолжаем серию публикаций под рубрикой «Город моей молодости». В прошлом номере научный работник филиала ДГОМ г. Даг. Огни Чимназ Мехтиева рассказала о том, как в 1958 году попала в школу-интернат «Горянка». Сегодня она продолжает вспоминать о школе, в которой училась и прошла путь от учителя до директора интерната.

 «Сегодня я мать, жена, бабушка, у меня  прекрасная семья. Но оглядываясь назад, я бесконечно благодарю судьбу именно за то, что получила образование в интернате «Горянка» за то, что вернулась сюда учителем и за то, что мой труд и труд всего педагогического коллектива пригодился многим поколениям девочек», — делится  Чимназ Залбековна, с трепетной ностальгией вспоминая школу в Дагестанских Огнях и свои школьные годы.

— «Горянка» послужила для нас, ее воспитанниц, самой настоящей «школой жизни».  Образовательное учреждение было закрытым, только для девочек. И если в обычных школах педагоги только учат детей разным наукам, то в интернате на них  была возложена нелегкая миссия — управление  и образовательным, и воспитательным процессом.

Для меня удивительным было то, что проводя занятия, учителя старались приводить понятные нам, «живые» примеры из сельской жизни,  горского быта. Может быть, именно поэтому мы так скоро усваивали пройденный материал. Особенно интересно было на уроках Георгия Алексеевича Малкина, который старался заинтересовать каждого ребенка красотой и логикой математических задач и упражнений. Наши наставники, не жалея сил и времени, занимались с нами и после обеда во время самоподготовки.

Девочки приезжали в интернат, как правило,  из многодетных, неполных, малоимущих семей. Никогда не испытывали мы в школе ни оскорблений, ни унижений. Педагоги относились к нам так, как родители относятся к своим детям.

Большой проблемой было, конечно, незнание русского языка. Помню, как в начале сентября вновь прибывшие ходили по двору интерната, плача и причитая на родном языке. К ним немедленно подходили учителя, воспитатели и терпеливо успокаивали, рассказывали о жизни интерната, обещали научить русскому языку.  Пытались понять психологию каждого ребенка, с уважением относились к нашим семейным традициям, обычаям. И этот подход педагогов к работе оправдывал себя, — продолжает рассказ Чимназ Залбековна.

— Нам было интересно все — любые знания и умения, которым нас обучали. Они открывали нам дверь в новую светлую жизнь. Школьницы буквально не расставались с книгами, за что иногда даже получали нагоняй от учителей («ведь нельзя же столько заниматься!»). А ночью, когда наступало время ложиться спать (режим в интернате был строгим и никогда не нарушался), ученицы клали любимые книги под подушку, чтобы с самого утра с жадностью окунуться в мир знаний.

В свободное время мы не скучали. В интернате было много кружков по интересам. Учителя проводили с нами  беседы о статусе женщины, воспитательные мероприятия, вечера. Несмотря на то, что в основном в интернате работали женщины, которых дома ждала семья, дети, они полностью отдавались работе, и мы нашли здесь вторую семью.

— А как мы прощались, когда расставались с учителями и девочками на лето! Не сдерживая эмоций, заливались горькими слезами прямо на автостанции. Прохожие останавливались и заботливо спрашивали, что у нас стряслось.

Самая большая ценность, вынесенная из школьных лет, это наша дружба, дружба девочек-горянок, которую мы сохранили до сих пор. И когда возникают тяжелые ситуации в жизни, поддерживаем друг друга советом, говорим: «а помнишь, как мы жили в интернате?».

А жили несмотря ни на что дружно и весело. Чувствовали себя счастливыми. Сегодняшним детям это трудно понять. А мы радовались и нехитрым обновкам — выделенной государством одежде, и любому школьному мероприятию.  А однажды меня пригласил к себе Георгий Алексеевич, работавший в это время директором,  и сообщил: «Омарбекова, тебя, как лучшую ученицу интерната, отправляют на экскурсию в столицу Украины — Киев». В начале, не верилось и казалось просто невероятным: «Как меня? Как в Киев?».

Оказалось, что из Дагестана на Украину едет 11 детей — воспитанников детских домов и интернатов. И каково же было мое счастье, когда я увидела Киев. Это была незабываемая поездка, — вспоминает Чимназ Залбековна.

— Педагоги учили нас быть, прежде всего, самостоятельными. Мы входили в совет интерната, контролировали работу пищеблока, помогали в столовой, занимались уборкой помещений. Таким образом, уже с детства знали, что женщина должна быть и образованной и воспитанной, имели четкое представление о  своей роли в семье.

Очень важно и то, что интернат боролся за судьбу каждой воспитанницы. В горах в те годы царили довольно жестокие законы. Девочки в большинстве своем не учились, помогали родителям по хозяйству, рано выходили замуж. Наш директор Александра Яковлевна Осман-заде ездила в далекие, высокогорные районы и уговаривала родителей отпустить детей  учиться. И даже после окончания школы-интерната, их не отпускали домой, а возили на вступительные экзамены  в женский педагогический институт (ныне ДГПУ). Во времена моего руководства школой, эта практика продолжалась. Наших учениц принимали в любой вуз с радостью, а они, в свою очередь, оправдывали оказанное доверие. Многие стали замечательными учителями, врачами, экономистами.

За всю историю существования школы-интерната всего одна воспитанница, Фатима Гасанова, получила за успехи в учебе высокую в Советском Союзе награду — золотую медаль. Но медаль нужно было еще и оправдать. Необходимо было поступить в высшее учебное заведение с отличной оценкой. Фатима поступила в ВУЗ  города Орел и получила  действительно заслуженную заветную награду.

Отдельно еще раз хочу отметить Георгия Алексеевича Малкина и его супругу Веру Михайловну. После окончания Тамбовского государственного педагогического института, они по распределению были направлены в Дагестан. В республике тогда был дефицит учителей. Георгий Алексеевич казался нам вначале строгим, но на самом деле оказался удивительным человеком с энциклопедическими знаниями. С величайшей ответственностью относился к своей профессии  и был безгранично предан ей. Каждый ученик мог поговорить с ним на любую тему, получить совет. Учитель математики и физики, он решил дополнительно изучать историю Дагестана. Помню, как многие думали, что он учитель истории и всегда удивлялись, узнав, что это не так.  В 1965 году Георгий Алексеевич организовал археологические экскурсии к морю и в близлежащие села Зидьян и Камах. Вместе с ученицами он собирал материал для школьного краеведческого музея – самобытные экспонаты о жизни простого народа.  Посмотреть на экспозицию музея, собранную школьницами, приезжали детские отряды и просто жители других городов, стран. Были гости из Баку, Ульяновска, Москвы, Германии, Чехословакии. Каждый гость вносил свою лепту — привозил подарок музею.  Интересный материал был собран девочками о стекольном заводе, героях Великой Отечественной войны, о воинах-огнинцах. Огромную роль в формировании музея и в работе  образовательного учреждения в целом  сыграл Георгий Малкин и под его руководством воспитанницы интерната. Их вклад безмерен, неоценим. Созданный ими музей прославился на весь Союз.

Малкин очень хотел, чтобы мы окончили школу-интернат успешно, состоялись как личности. Он был безусловным авторитетом для нас. Но, правду говорят: «один в поле не воин». Высокой профессиональностью отличался и весь педагогический коллектив интерната. Особо хочется отметить учителя физической культуры Шамсудина Магомедовича Дадашева, старшую пионер-вожатую Софу Рамазановну Мустафаеву, воспитательницу Зою Джамалудиновну Мамаеву. Бы-ла на высоте и работа руководства школы.

— Став директором школы, я старалась продолжать традиции, заложенные моими наставниками. Для меня главное то, что мы вселили в каждую воспитанницу веру в себя, привили чувство патриотизма, интернационализма, научили быть преданными, честными. И мне бы хотелось, чтобы люди знали, какую роль в воспитании подрастающего поколения в нашей республике сыграли женские школы-интернаты. Очень многие сожалели, что они были закрыты, ведь именно в наш век эти школы так нужны для воспитания горянок.  В наш век, когда в мире многое изменилось, когда мир в целом изменился. В век, когда мы забываем наши традиции, устои наших предков и, к сожалению, допускаем много ошибок.

Огнинская школа-интернат «Горянка» всегда  гордилась своими выпускницами. Я ни разу не слышала, что какая-нибудь из наших учениц плохо поступила, уронила звание горянки. Запомнились слова одной из выпускниц, прозвучавшие на нашей очередной встрече: «Даже один год, проведенный в интернате, стал для нас главным уроком. У нас активная жизненная позиция, мы поняли, как надо жить, нашли свое место в этом большом мире».

 

Заира МУРТАЗОВА

№ 29, 22.07.2016