ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Магомед Саидов (первый слева) с однокурсниками в Москве

Магомеда Абдулкеримовича в городе знают многие, как педагога, наставника, общественника и просто хорошего человека. Но, думаю, такие подробности из своей жизни, которых он рассказал нам в рамках рубрики «Город моей молодости», знают только самые близкие люди. А теперь и вы…

Родился в горном ауле Хуля Ахтынского района в 1936 году. В ауле была начальная школа, где директор, завуч и учитель был в одном лице. Занятия проходили в  две смены. В первую смену одновременно занимались 1-2 классы, во вторую 3-4 классы. Окончив 4 класса, мы знали только несколько слов по-русски. Уроки у нас проходили на родном языке. После окончания 4 класса надо было думать, где дальше продолжить обучение. Учитель устроил нас в  интернат — бывшая крепость царской армии в Ахтынском районе. Уроки там проходили на русском. В течение первой четверти из-за того, что не знал языка, я не выходил к доске отвечать. Со стыда  не знал, куда себя девать. Когда началась вторая четверть, выучил абзац по истории и рассказал и мне поставили четверку. Первая хорошая отметка  побудила во мне желание учиться.  После окончания 7 класса нас и жителей 4 сел Ахтынского района  переселили в Новый Куруш Хасавюртовского района.

Среди своих сверстников, которые так же как и я плохо владели русским, в Курушской школе я оказался чуть ли не отличником. Затем нас переселили в Бамматюрт  — село, откуда в годы войны выслали чеченцев. Мы устроились там, но через 3-4 года чеченцам разрешили вернуться. Поэтому односельчане  были вынуждены уехать кто куда. Моя семья переехала в Геджух. Мы с друзьями поступили в интернат в Хасавюрте. Там не было места, трое спали на одной кровати  по очереди. Так было две недели. На 15 день мы с друзьями сидели в столовой, к нам подходит воспитатель  и спрашивает, не хотим ли мы переехать в Каспийский интернат.

Недолго думая мы согласились. Я и сейчас благодарен интернату в Каспийске. В столовой могли досыта покушать хлеб. После того интерната в Ахтах, где нам  давали  на завтрак ложку повидла без хлеба, это был  для нас рай. Но учиться было нелегко. После сельских школ, усвоить городскую, сложную программу было тяжело. После окончания интерната подал документы  в ДГУ. Сдавали 7 вступительных экзаменов. Первый экзамен — сочинение. Все боялись его. Подготовили кучу шпаргалок в виде гармошек.

Нас сначала посадили в одну аудиторию, а затем попросили перейти в другую. Все быстро побежали занимать хорошие места, а я не знал таких хитростей и пошел медленно. Захожу в аудиторию, а там только первая парта свободна и все на меня смотрят, ехидно улыбаясь. Как вы поняли воспользоваться шпаргалкой, я не смог. Тема сочинения была: «Образ Середняка» в романе Шолохова «Поднятая целина», как сегодня помню. На эту тему мы в интернате Хасавюрта  писали сочинение. Сидел, вспоминал и написал кое-как. Друзья получили двойки за сочинения, и пришли звать меня, чтобы уехать домой. А мне никто не сказал, что я получил. Еще немного и я согласился было с ними поехать, но что-то меня остановило. Решил остаться еще на пару дней. На третий день сдавали русский устно, а я даже не знал, меня допустят или нет. Я зашел в аудиторию, взял билет, а там  вопросы, на которые  знал ответы. Учительница молодая подходит ко мне с моим сочинением и говорит: — НУ, за эту работу можно 4 поставить.

Я так обрадовался, мечтал о тройке, а тут четверка. Сдал оставшиеся экзамены тоже и меня зачислили в историко-филологический факультет. После первого курса из ДГУ, медицинского и сельскохозяйственного  институтов набрали бригады и отправили на уборку урожая в Казахстан. Нашим бригадиром был Мурад Мехтиев.  Его брат Зухраб Гаджиханович работал председателем поселкового совета в Огнях. Мурад был требовательным бригадиром. Кругом были одни просторы. Надо было подготовить площадку для пшеницы. Я вспомнил, что  в ауле мы жарили пшеницу и ели – калар называется. Нашел железную посуду , разжег костер и пожарил пшеницу. Всем так понравилось, что я часто стал его готовить. Не поверите, не смотря на то, что с утра до ночи работали, за 2 месяца  мы набрали вес. Человек 6 из нашей бригады закрепили за бахчой с арбузами. По ночам мы ходили к ним, чтобы вместе с ними охранять, ночью могло случиться все что угодно. Досыта ели арбузы. Я до сих пор помню их вкус. Охлажденные за ночь арбузы утром бросаешь на землю, вынимаешь середину и кушаешь. Когда вернулись в Махачкалу, озвучили итоги работы. Оказалось, что наша бригада заняла 1 место. И в качестве поощрения отправили в Москву на ВДНХ. На одной из станций двое наших ребят вышли из поезда. Пока они искали лавку с напитками, поезд уехал. Всю дорогу переживали за них. Приезжаем в Москву, сходим, а они стоят и  встречают нас. Оказывается, они обратились в Горком Комсомола того города и их посадили на самолет и отправили в Москву. Но самое интересное было в Москве. Нас устроили в гостинице. На следующий день решили посетить мавзолей.

Утром пошли на Красную площадь и заняли очередь, а очередь была километровая.  Все-таки мы дошли, спустились  в мавзолей, посмотрели на Ленина и Сталина. Это чувства, когда ты смотришь на таких выдающихся людей,  не передать словами. А утром мы прогулялись по городу, зашли в ГУМ, кругом красота. У нас были заработанные деньги, на них мы купили обувь, брюки, спортивные костюмы, часы и вернулись с обновками в Махачкалу. Это поездка нас так мотивировала, что мы с нетерпением ждали окончания второго курса, чтобы снова пойти на работу. Так и получилось, что после окончания второго курса нас снова отправили в Казахстан. Мы работали не покладая рук, чтоб снова занять 1 место. И действительно, наша бригада  и на этот раз  победила, и так же отправили в Москву. Хорошие были времена.  После окончания университета меня направили в Хасавюртовский район в село Карланюрт и сразу назначили завучем школы. Молодой парень, без опыта работы. Мало ли знаю теорию, а как же без практики… Я был растерян, но назначили, так назначили, 2 года надо было отработать. До сих пор мне смешно вспоминать, когда  завхоз школы попросил у меня табель, а я и понятия не имею, что это такое. Пришлось учиться, набирать практического опыта. Но  здесь, как потом выяснилось, оказался неслучайно. Случайностей в жизни нет. Как-то сосед пригласил меня поехать с ним в Андрей аул, в школе проходил вечер. На вечере одна учительница-русская понравилась мне. В общем,  мы стали с ней общаться. Забегая вперед скажу, что Нина Геннадиевна стала моей супругой. У нас  четверо детей (два сына, две дочери).

Кое-как отработал в эти два года в Карланюрте я приехал в Дербент, чтоб меня устроили поближе к дому. В Дербентском районо  мне предложили  пойти завучем в детский дом в Курахе. Больше не было вариантов. Пришлось согласиться. Приехал в Курах, устроился в этот детский дом. Меня поселили в гостинице. Бани не было не в гостинице, не в самом селе.  Я не знал, как так можно жить. Скоро морозы, а у меня с собой нет теплой одежды. Я не мог продолжать там работать- с одной стороны не было условий, с другой постоянно приходилось искать детей, которые убегали из детского дома, а это большая ответственность. В один прекрасный день, приехали два инспектора из Министерства. Я им объяснил, что мне нужно устроиться поближе к дому. Один вспомнил, что недавно требовались учителя русского языка в Дербентский район. На следующий день сел в автобус и поехал в Дербент в Районо. Меня отправили в село Аглаби. Пошел я на автостанцию, чтоб поехать в это село. Боже, я забыл, куда мне предложили поехать. Вернуться, сказать, что забыл, куда меня отправили было неудобно, а спросить не у кого. Что делать? Бродил я по городу, дошел до площади. На площади увидел здание Гороно.  Решил зайти туда, а вдруг, есть, что в городе.

Сотрудница учреждения сказала, что в 5 школе поселка Огни есть вакансии. Приехал в Огни. Тогда директором школы была Стрешнева Калерия Ивановна. Она мне дала ставку учителя и посоветовала пойти в  интернат «Горянка» и там взять нагрузку. Я мигом поехал обратно в Курах, забрал свой красный чемодан с вещами и вернулся. Даже зарплату не успел получить. Так хотелось быстрее оттуда уехать. Мне дали комнату в общежитии. Устроился я в восьмилетнюю школу № 5 поселка Огни и преподавал психологию в интернате. Не проработал я и года, как меня попросили поработать завучем. С 1963-1967 годы я работал завучем.  А с 1967 по 1997  годы работал директором. В классах сидели  по 42-46 учеников. В восьмилетней школе училось 1257 учеников, можете себе представить? В 1975 году вышло постановление ЦК о том, чтобы  осуществить всеобщее образование по стране. На заседании Горисполкома в Дербенте  подняли вопрос 5 школы, чтобы реорганизовать ее в среднюю. Я сказал, что в школе нет никаких условий, помещений не хватает, нет актового зала и спортзала, кабинетов по биологии, химии, физики. У меня спросили: — И что вы предлагаете? — Хотя бы сделать пристройку к школе. Мое предложение одобрили. Через некоторое время из Дербента приезжают архитекторы, просят показать, где можно построить новый корпус. Я мечтал, чтоб хоть пару классов добавили, а здесь разговоры идут  о целом  корпусе. Я им показал место, где была у нас спортплощадка. Они посмотрели, составили проект трехэтажного корпуса со спортзалом, актовым залом. И что вы думаете? Более 20 лет ушло на осуществление моей мечты.

Многократно обращался в министерство, правительство. Всевышний дал мне терпение и здоровье дожить и увидеть новый корпус 5-й школы. До этого уроки проводили в бараках. Там раньше жили люди. Эти бараки передали нам и мы, сделав небольшой ремонт, проводили занятия.

Мне очень приятно, что удалось создать в школе такой трудоспособный коллектив. Добились мы прекрасных результатов. Когда поставили вопрос о ликвидации второгодничества в школах, 5 школа  победила в этом конкурсе. Меня наградили орденом «Знак почета». В 1997 я вышел на пенсию, продолжал  работать в школе  психологом, а дело передал своему ученику  Ибрагиму Курбанову.

 

Руководитель проекта

Сюзана Сафарбекова

 

№ 47, 23.11.2018

 

Яндекс.Погода
Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031