ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Зоя МАГОМЕДОВА
(e-mail: gazetaogni@mail.ru)

В рамках нашего любимого проекта «Город моей молодости» мы встретились с очень доброжелательной, обаятельной и чуткой женщиной, которая с 19 лет работает с детьми, воспитывая в них любовь к книге. Многие в городе знают Зою Салмановну Магомедову, но, тем не менее, ее рассказ будет им интересен.

Родилась я в селе Зидьян-Казмаляр в 1952 году. Семья у нас была многодетная  (шесть сыновей и я). Мама – домохозяйка. Отец  работал на стекольном заводе  в одну смену с Гебеком Алиевичем Насруллаевым. От завода отец получил квартиру в двухэтажном доме напротив поселкового совета, а затем и землю по улице Пушкина. Там родители построили дом.

На месте, где сейчас компьютерный центр «Акида» были бараки, в которых находилась 5 школа. Когда я пошла в 1 класс  мама сшила мне сумку и мешочек для чернильницы. Нам очень нравилось гулять по поселку. Было очень аккуратно и красиво, всюду благоухали цветы. За озеленение отвечала Нина Трофимовна со своей бригадой.

Помню, мы ходили в булочную и покупали по полбуханки хлеба. Вкус того хлеба я помню до сих пор. Пакетов как таковых не было, бумагу сворачивали в кулек. Колбасы, куры имели совсем другой вкус, нежели сейчас. Сегодня, какую колбасу не возьми, у всех одинаковый вкус. Сыр был по рубль сорок, а рубль шестьдесят – куры, но до чего они были вкусные и полезные.

Я была самая младшая в семье и меня все любили, братья, можно сказать, носили на руках. Куда бы ни ходили, брали меня с собой, учили водить машину. У нас часто собирались друзья братьев с семьями. Новый год всегда встречали в большой компании. До 12 мы собирались во Дворце культуры. Здесь было все наряжено, красиво, духовой оркестр играл на втором этаже. Люди танцевали и веселились, братья по очереди приглашали меня на танец. К сожалению, из шести братьев остался один. Отец возвращался с работы домой в 12 часов ночи. Мама без десяти двенадцать уже стояла возле окна и смотрела, завернул ли он с ул. Луначарского на нашу улицу. Если она его видела, то сразу заваривала чай, который всегда должен быть свежим. Отец был строгим человеком, но понимающим. В то время воспитанию детей уделяли особое внимание. Младшие уважали старших, вставали, когда кто-то из взрослых заходил в комнату.

Отношение детей к родителям было совсем иное, чем сейчас. Детей воспитывали в строгости.

К примеру, никогда мои братья возле отца не сидели. Я могла сидеть возле отца, но братьям это было запрещено. Ели мы все за одним столом, а после братья расходились в свои комнаты. Такое было воспитание. Родители старались, чтобы мы всегда были накормлены. Могли не купить обновку, но на еду деньги не жалели.  Мама ткала ковры, была хорошей мастерицей, продавала их, это было хорошим подспорьем для семейного бюджета. Отец, хотя и работал в машиновальном цехе у стекловаренной печи, получал небольшие деньги. Кто там работает, считай, зарабатывает себе болезни. Он советовал знакомым не разрешать своим детям работать возле этих печей.

Как-то в школе, заполняли анкету «Кем ты хочешь стать?». По русскому языку и  литературе у нас была Стрешнева Калерия Ивановна, потом она работала директором школы. Я очень хорошо знала русский язык, писала без ошибок. Она прочитала все анкеты и говорит: — Вот из Зои выйдет хорошая учительница. А моей подруге Наде сказала, что из нее педагог не выйдет.

После школы я поступала в педагогический институт в Махачкале. Сдала три экзамена, а четвертый — немецкий язык.  Как сегодня помню волнение, которое испытывала, стоя возле аудитории. Одна абитуриентка вышла и говорит, что ей попался билет про Клару Цеткин. Я тоже пролистала книжку, прочитала про нее. И так получилось, что мне достался именно этот билет. А нам ребята из старших курсов дали совет не садиться к женщине-экзаменатору, а садиться к мужчине. Так получилось, что я села к женщине. Как по мне, так на твердую четверку я ответила, но она мне поставила двойку.  Оказывается, у них там были отметки, кого принимать, а кого нет. Шел 1969 год.

После того, как провалила экзамен, настроилась пойти работать на стекольный завод. Отец был — против. Сказал, что надо устроить меня хоть в училище, а затем перевести в институт. Брат забрал с Пединститута экзаменационные оценки и с этими оценками меня приняли в Культпросвет училище города Дербента, на библиотечное отделение. После окончания училища в 1971 году нас распределяли на работу. Меня хотели направить в Тарумовский район. Мама поговорила с ректором, сказала, что она меня не может отправить одну в Тарумовский район, там никого из близких и знакомых нет. Потом они вспомнили, что в поселке Огни должны открыть детскую библиотеку. С министерства культуры меня направили в Огни, заведующей детской библиотекой. Мне было 19 лет. Училась то я хорошо, но все равно был страх и волнение, что не справлюсь. Отдела культуры в Огнях не было, мы подчинялись городу Дербенту. Керим Гасанбекович Пашабеков был заведующим отделом культуры Дербента. Он приехал в Огни и ему сказали, что в поселке нет свободного помещения под детскую библиотеку. Он предложил нам открыть библиотеку на какое-то время у нас дома. У нас во дворе были пристроены две комнаты для брата, они пустовали. По совету Пашабекова  в ноябре открыли библиотеку у себя дома по улице Пушкина, 6, меня назначили заведующей, приняли одного библиотекаря Аллу Алиджанову, поселковый совет перечислил 1000 рублей (это были большие деньги в то время) в Махачкалинский библиотечный коллектор и  получили 1089 книг. Мы с библиотекарем все книги заклассифицировали, присвоили номера. Сам заведующий отделом культуры поехал и привез с ДАГСНАБСБЫТА стеллажи. Ежеквартально мы приобретали книги, старые — списывали. Мы с библиотекарем ходили по школам, я выступала перед ребятами и учителями, информировала их о том, что в поселке открылась библиотека, чтобы дети приходили и записывались. Приходили, конечно, к нам и взрослые. В 1974 году в бараках 5 школы нам дали помещение и  мы переехали туда.

С сентября 1974 года по октябрь 1978  председателем поселкового Совета был Зухраб Мехтиев. В углу его кабинета стояло переходящее «Красное знамя» за сохранение жизни детей до года.

При Мехтиеве всех руководителей учреждений, в том числе и заведующих биб-лиотеками приглашали на совещание.

Малкин Георгий Алексеевич — организатор внешкольной и внеклассной работы (физик, математик) школы-интернат «Горянка» отчитывался о работе детской библиотеки. Он очень четко, красиво  рассказывал о нашей работе. Претензий к нам никаких не было. Комната, в которой мы располагались, была маленькая, но наглядно и красочно оформлена по всем направлениям работы. Мы мечтали об отдельном помещении.

В это же время в поселке был построен спортивный зал, баня для девочек-горянок и продуктовые склады. Улица Вокзальная  (Козленко) была асфальтирована. Зухраб Мехтиев был очень грамотным, честным руководителем. Его приятно было слушать, любил он и пошутить.

В 1986 году был рейд Министерства культуры по Дагестану, выявляли лучшие библиотеки в Республике. Нам присвоили звание «Библиотека отличной работы». Столько мероприятий проводили, да и сейчас работа у нас поставлена на хорошем уровне. Мы не пропускаем ни одно памятное событие, дни рождения, юбилеи поэтов и писателей, знакомим читателей с современными поэтами. Когда в библиотеке обвалился потолок, нас перевели в здание тогдашнего кинотеатра «Лезгинки» (сейчас РШЦИ).

В 1995-1996 годах из-за аварийного состояния санэпидстанция города Дербента закрыла библиотеку. Нам выделили другое помещение, сейчас там находится кафе «Другая жизнь». Но решение поссовета изменили, и это помещение отдали под почту. Мы с библиотекарем Раей Кардашевой стояли возле поселкового совета  и плакали от обиды. Проходившая мимо Салигат Габибуллаевна удивилась: «Вы так плачете, как будто вам квартиру не дали!».

В итоге нам выделили помещение в кинотеатре «Лезгинка», только теперь на 2-м этаже. Желающих записаться в библиотеку было очень много. Дети читали классику, фантастику и исторические произведения. У нас действовал кружок, мы рассказывали и показывали детям, как нужно ухаживать и беречь книгу. Вместе с читателями восстанавливали книги. Число читателей и сейчас не снижается. А это значит, что дети читают.

В 1996 году детская библиотека переехала на 1-й этаж Дворца Культуры, где находится и сейчас. В комфортных условиях нового здания развернули широкую устную и наглядную пропаганду книги. Тематика массовых мероприятий подчинена вопросам политической и хозяйственной жизни города, отражает важнейшие знаменательные и памятные даты.

Потребность в живом человеческом контакте сегодня как никогда в цене, ведь нигде человек не ощущает себя таким одиноким, как в мегаполисе. А значит, Интернет — не решение проблемы. Скажу без лишнего драматизма: печатное слово не умрёт, просто акценты нужно расставлять верные. Скептикам, предпочитающим Интернет, можно ответить так: «в Интернете есть всё, а в библиотеке есть всё, что нужно». Кстати на Западе, на который мы так часто ориентируемся, читать книги сейчас очень модно. Во-первых, несомненна ценность печатных трудов прошлого, живое прикосновение к страницам истории. Не потому ли и в отдалённые районы Франции сегодня едут мобильные библиотеки, а в сельской местности Великобритании получает второе рождение бук-кроссинг — обмен книгами из частных коллекций? Во-вторых, чтение печатной литературы и хорошая полиграфия становятся действительно модным.

 

Руководитель проекта

Сюзана САФАРБЕКОВА

 

№ 04, 25.01.2019

Яндекс.Погода
Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31