ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

В начале апреля текущего года на рассмотрение Госдумы был внесен проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон „Об образовании в Российской Федерации“. Предложенные группой парламентариев поправки подразумевают перевод изучения национальных языков РФ на добровольную основу.

По мнению разработчиков, родители имеют право выбирать с учетом мнения ребенка формы получения образования, обучения, организации, осуществляющие образовательную деятельность, язык обучения и воспитания, факультативные и элективные учебные предметы, курсы, дисциплины, включая родной язык и государственный язык республик РФ.

Внесение документа вызвало негативную реакцию в ряде субъектов РФ: критика законопроекта сводится к опасению за сохранение изучения родного языка в обязательной части образовательной программы для всех народов России.

К примеру, в Союзе журналистов Дагестана заявили, что инициаторы поправок „замахнулись на самое ценное и святое для нашей многонациональной семьи народов России — на родной язык“. Члены башкирского курултая направили обращение в Госдуму с просьбой отказаться от пересмотра образовательной политики преподавания родных языков в школах: в организации полагают, что подобный законопроект направлен на „постепенное уничтожение российского народа“. А депутаты Госсовета Татарстана и вовсе сравнили законопроект с „холокостом“ и „приговором“ для языков.

Вместе с тем, законопроект не вводит запрет на изучение национальных языков и не отменяет их преподавание: судя по тексту документа, поправки гарантируют право изучения государственных языков республик и вводит принцип добровольности изучения национального языка — никаких противоречий с конституционным правом россиянина на национальное самоопределение.

Если в горах знание родного языка не подвергается сомнению, местные жители являются носителями языковых традиций и, что немаловажно, думают на родном языке, да и преподавание родных языков в сельских школах носит обязательный характер, то в городских школах ситуация иная, и изучение родных языков входит в разряд второстепенных предметов, а иные школы и вовсе стараются сократить число часов, выделяемых на их изучение. И ситуация складывается таким образом, что около 90 процентов учащихся городских школ не владеют основами родной речи.

С этим фактом трудно не согласиться. Ведь в бытовой среде вообще редко где услышишь родную речь, в основном преобладает русский язык как язык межнационального общения. Но сегодня можно сказать, что основная масса населения не владеет нормами как русского, так и дагестанских языков. А уж если присмотреться к вывескам, в том числе и на английском языке, не только на фасадах небольших магазинов, а даже крупных супермаркетов, так вообще иной раз оторопь берет от вопиющей безграмотности. Язык ведь категория скорее нравственная, чем лингвистическая, и неотъемлемая часть нашего существования. А значит, мы должны думать о том, чтобы сохранять и обогащать языковые традиции, а не пренебрегать элементарными грамматическими требованиями.

В Дагестане сложилась катастрофическая ситуация с родными языками – во многих селах, не говоря уже о городах, с каждым годом все меньше и меньше детей грамотно владеют родным языком. Думаю, это происходит из-за ассимиляции и диджитализации общества в целом. Молодежь много времени проводит в Интернете, где социальные сети, ролики на YouTube, другие публикации, в большинстве случаев, на русском языке. Но даже в семьях, где традиционно от старших к младшим передавали традиции и культуру народа, на национальных языках сегодня почти не говорят.

В ситуации, когда на родном языке не общаются в семье и окружении ребенка, единственным носителем этой национальной идентичности оставалась школа, где хотя бы два часа в неделю шло преподавание. С отменой обязательности таких уроков, можно предположить, в ближайшие поколения языки Дагестана станут «мертвыми».

Кто-то разведет руками – в чем, собственно, проблема? Ничего плохого в том, что молодежь учит русский язык, конечно, нет, хотя к уровню владения им остается немало вопросов. Проблема в том, что с утратой родного языка стирается многовековая культура народа, человек остается без национального прошлого, поэтому может совершить неверные шаги в будущем. Об этом говорят не только преподаватели родных языков.

Вот что по этому поводу говорит известный дагестанский поэт и писатель Фэхрэддин Гэрибсэс: — Как случилось, что в Дагестане, где, казалось бы, вековые традиции и адаты так сильны, парламент в одночасье принимает одобрительное решение за вынесение родного языка вне расписания уроков. Дагестанцы изменились, а новые чиновники, как представители этого народа, абсолютно уверены, что родной язык не нужен. Сегодня только общественные организации стараются противостоять такому проекту. Власть и депутаты парламента в республике поддерживают проект Москвы.

Наши избранники уверены, что «принятие данного законопроекта не отменяет существующего статуса родных языков», поскольку «они продолжают входить в обязательную часть базисного учебного плана». Факультатив входит в базисный план на «птичьих правах» с пометкой: родной язык изучается факультативно. Вот вам и торжество национальной политики реформаторов. Народы Дагестана долгие годы не пользовались своим правом требовать, чтобы все документы оформлялись и на родном языке, как того требует Конституция. Они делали это не из боязни или слабости, а из уважения к русскому языку, к русскому народу, который дал много Дагестану для развития. У Страны гор сегодня своя специфика, где 14 титульных языков. Новые назначенцы и депутаты, возможно, не осознают, за какой проект они голосуют. Оказывается, для этого нужен был центру федеральный перечень учебников. Осмелюсь высказать такое мнение: все эти шаги с поправками предприняты из-за позиции Татарстана, где изучают родной язык с 1 по 11 класс. Национальное образование, очевидно, уничтожается, медленно, но верно сходит на «нет». Вчера отняли национальность, сегодня язык под угрозой, завтра запретят песни, телевидение, газеты на родных языках. Так ли плохо отразится шаг центра для республик федерации? Нет, не для всех одинаково. Думаю, сильно пострадают дагестанские языки. При нынешнем раскладе Чечня, наверное, не перестанет изучать родной язык. А азербайджанский язык в Дагестане не умрет по той причине, что за Самуром есть образование с государственным азербайджанским языком, да к тому же еще семьдесят миллионов в Турции говорят на почти азербайджанском наречии. Дискуссии на эту тему ведутся и в Интернете.

К Дагестану этот закон практически никакого отношения не имеет. У нас как было изучение родных языков, так практически ничего не меняется. А то, что там сказано, что родители выбирают, — а что, сегодня кто должен выбирать?

-У нас больше возмущаются — почему не заставляют учить родной язык? «Если не заставлять — они не захотят учить», но как насильно языку учить? Все равно невозможно — если ты в среде не общаешься, дома, с соседями, с родственниками не разговариваешь — толку нет.

Многие встают на защиту языков крупных народов Дагестана. А ведь есть языки малых народов, которые менее защищены. Часто многие видные деятели гордятся, что Дагестан — это гора языков. В каждом ущелье есть свой уникальный язык. Но если в школах и научных учреждениях не будут изучать языки малых народов, Дагестан культурно обеднеет. Многообразие языков — это наше достояние.

 

Сюзана Сафарбекова

№27 , 06.07.2018