ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

В  конце 2017 года в Дербентском районе Республики Дагестан Северо-Кавказского федерального округа был создан природный парк «Джалган», расположенный на одноименной горе и прилегающей территории.

Природный парк создан в целях сохранения уникальных природных участков и объектов, а также историко-культурных объектов; сохранения мест обитания растений и животных, относящихся к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и в Красную книгу Республики Дагестан; создания условий для полноценного отдыха и удовлетворения иных социальных потребностей населения; организации экологического просвещения населения и пропаганды экологических знаний.

В редакции газеты мы встретились с ведущим охотоведом ГУ Дирекция охраны животного мира Эседдуллахом Гасратовым и поговорили не только о природе и  ее сохранении, но и о нелегкой работе защитников природы.

 

— Эседуллах Мугутдинович, скажите, пожалуйста, чем примечательна территория природного парка «Джалган»?

— Природа щедро наградила Южный Дагестан изумительной флорой и фауной. Здесь произрастают дуб скальный и иберийский, клен, ясень, граб, береста и много других деревьев. Джалган манит народных целителей, здесь они собирают исключительные редкие лекарственные растения. Горные опушки полны трясунки, подмаренника постоянного, ковыль-волосатика, девясила, типчака, молочая иберийского. Богатая флора привлекает не только людей, но и животных. Здесь обитают кабаны, рыси, барсуки, лесная куница, лесной кот и камышовый кот, занесенные в Красную книгу, встречаются в лесах и медведи. Во время перелета на зимовку в теплые края останавливаются на отдых птицы, занесенные в  Красную книгу, это фламинго, большой розовый пеликан, орлы.

Через Дагестан пролегает мировой путь миграции птиц. В прошлом году во время тумана орел задел высоковольтные провода и упал. При осмотре, оказалось, что птица была окольцована в штате Калифорния. Представляете, какое расстояние преодолел орел?

Природный парк «Джалган» охватывает территорию между селами Сабнова, Джалган, Мугарты. Сосновый бор, расположенный вдоль крепостной стены также входит в эту охраняемую территорию. Из исторических объектов сохранилась крепостная стена, землянка, в которой по данным исследователей останавливался для привала Петр 1.

Численность животных и птиц здесь значительно уменьшилась. По учетным данным из 80 косуль осталось около  12 особей. Чтобы восстановить популяцию этих животных потребуется не менее 5 лет.

 

— Разрешен ли отдых на территории парка?

— Отдыхать можно, но охота на территории парка запрещена.  Если браконьер задержан на территории, не относящейся к парку «Джалган», он может быть оштрафован на 4 тыс. рублей, а если человек с оружием находился на территории парка, это грозит ему штрафом в размере 20 тыс. рублей.

 

— В кинофильмах лесники доблестно противостоят закрытию заповедника, героически спасают животных? Расскажите, пожалуйста, о вашей работе, на самом ли деле эта работа такая опасная?

— На самом деле эта работа куда тяжелее, чем показывают в кино. Мы относимся к министерству природных ресурсов, отделу охраны животного мира. За каждым районом закреплена одна штатная единица. Рабочий день у нас ненормированный, обходим территорию  даже ночью, так как охота, в основном, ведется в темноте. Ведь многие животные — заяц, барсук, лиса, волк, шакал и другие днем прячутся, а ночью выходят, чтобы найти пропитание. Люди подключают к автомобильному аккумулятору мощное световое устройство, ослепляют животных и убивают их.

Дербентский район густонаселен, в нем около 13 тысяч охотников, а еще любители, которым в наследство от старших членов семьи осталось оружие.

В таких селах, как Великент, Падар ловят уток сетями. Жители этих сел делают засады через каждые 500 метров. В лесу устраивают водоем площадью 100 кв.м, рядом с которым ставят кормушку, устанавливают сети. В искусственное озеро запускают подсадных (одомашненные дикие утки), на их крик садятся перелетные птицы, подходят кормиться. И в этот момент опускается сеть. Могут попасться 50, 30, могут 100 птиц. В то время как норматив на отстрел для охотников — 10 уток в день. Только за один рейд мы находим порядка десятка таких ловушек. Никакие беседы с местными жителями не приносят результатов. Охотники агрессивно реагируют на действия контролирующих структур и капканов меньше не становится.

Когда  птице тяжело, она прилетает в Дагестан на зимовку. Вообще Дагестан является местом зимовки птиц, которые из Архангельска летят в Азербайджан, из 10 млн. перелетных птиц, 3  млн. остаются зимовать у нас. Для сохранения их популяции организованы Государственные заказники федерального значения: «Аграханский», «Самурский» и «Кизлярский залив».

 

— А вы сами отстреливаете птиц?

— Да, только для выявления птичьего гриппа. Мы берем пробы, регистрируем и отправляем в Москву. Существует перечень птиц, которых мы отстреливаем. Например, в этом году по Дербентскому району я должен отстрелять 100 птиц до 28 февраля и отправить пробы для анализов. В одну зиму, когда побережье Каспия было сковано льдом, вдоль берега было очень много мертвых лебедей. Птицам негде было отдохнуть и покормиться во время перелета.

 

— А вы подкармливаете животных?

— Обязательно. Ежегодно сооружаем кормушки, выкладываем соль, минералы.

К природным залежам соли собираются туры, потому что соль необходима им для жизни.  В прошлом году весна в горах была снежная. Соль осталась под снежным покровом. Мы организовали караван, нагрузили по 40 кг соли на лошадь, но по склонам пришлось подниматься самим с сумками соли на спине и в руках. Через три дня пошли смотреть: казалось, все обитавшие здесь туры собрались на любимое лакомство. За неделю туры эту соль вылизали полностью.

 

— Бывают ли случаи  нападения хищных животных на людей?

— На людей — нет. Но от населения поступают жалобы, что волки нападают на домашний скот, а  защитить их хозяева не могут, так как находиться на территории парка с оружием нельзя. Для решения этой проблемы в каждом районе закреплены по два человека, которые занимаются отстрелом хищников.  Минприроды выдает лицензию на регулирование их численности.

 

— Если хищники нападают на домашний скот, то возможно и заражение бешенством?

— Да, было несколько случаев, когда лисы бросались на домашний скот. Мы сразу сообщаем в ветеринарную службу, представители которой изолируют больное животное. Лисы являются носителями бешенства, если иммунная система у животного крепкая, то болезнь не проявляется, в противном случае лиса начинает кидаться и на животных, и на людей. Больные животные, как правило, теряют чувство страха и не боятся человека. Мусорные свалки становятся для них легкодоступным источником пищи. Поэтому мы предупреждаем охотников об опасности заражения бешенством. Охотничья собака может покусать лису и сама заразиться, а затем заразить хозяина.

 

— Как вы наказываете нарушителей?

— Каждый месяц составляем по 8-10 протоколов. Если убито животное, например, заяц — штраф 5 тысяч рублей, барсук — 36 тысяч, косуля, кабан до 300 тысяч и уголовная ответственность. Эти ужесточения ввели с 2017 года.

 

— Приходилось ли вам встречать сопротивление со стороны охотников при проверке документов или задержании?

— Конечно, и часто. Когда у охотника незарегистрированное оружие. Ведь мы материал передаем в полицию, поэтому  охотники стараются сделать все, чтобы не попасться. Вот последний случай в Дербентском районе между селами Дарваг и Геджух — поймали ночью охотников, которые были  в нетрезвом состоянии. Стали угрожать нам оружием, пришлось применить физическую силу, вызвать наряд. Такое часто бывает. У нас есть боевое оружие. Старшие инспектора вооружены пистолетами, а рядовые — карабинами. Оружие применяем, конечно, в крайних случаях.

 

— Защитники животных выступают против охоты. Вы с этим согласны?

— Нет. Основная беда — не охотники. Были, конечно, в истории случаи, когда охотники уничтожали целые виды, но в настоящий момент основная беда  — это деградация угодий. Сегодня мы видим, что  разрушается среда обитания животных. К примеру,  было болото, на котором обитали разные виды животных. Его осушили, настроили коттеджей, на этого никак не реагируют. Открыли карьеры в Рукеле, Мугартах и разрушили местообитание животных, а чтобы восполнить хоть как-то нанесенный ущерб, этого нет. Никому это не нужно.

 

— Я знаю, что в Азербайджане хорошо организован охотничий туризм, а как у нас?

— Но при этом соблюдаются определенные правила: в Азербайджане запрещено стрелять в самку. Тур там охраняется очень строго. У нас в плане охраны слабо. Людей не хватает. В каждом селе есть люди, которые занимаются браконьерством. Они знают каждую тропу, выставляют часовых. Когда мы появляемся, дозорный по рации передает, что инспектора едут. Оружие прячут в скалах. Если мы их застаем врасплох, говорят, что не охотятся, а ищут свой скот. И пока мы не уедем, не стреляют.

Уже ни для кого не секрет, что, в основном, с  целью охоты на тура  приезжают граждане из стран арабского мира, а также европейцы – итальянцы, французы и другие. У нас охота на этих животных для местных жителей разрешена с 1 августа по 30 ноября, но иностранцы хотят охотиться в любое время года, чтобы получить памятный трофей. В Дагестане, чтобы получить разрешение, нужно несколько месяцев. А ведь охотничий туризм мог бы принести очень большие деньги. И для республики будет выгода, и поголовье туров омолодится.

 

Сюзана САФАРБЕКОВА

№ 05, 01.02.2019