ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Мавлюд Сафарбеков — крайний слева

Как-то мне в руки попала дагогнинская газета «Возрождение» 2006 года выпуска, в которой запомнилась фраза: «Простые люди со сложной судьбой достойны нашего внимания и уважения. А то привыкли видеть на страницах газет статьи о начальниках или влиятельных во власти людей. Надо жизнь описывать такой, как она есть… Просто и честно». Эти слова принадлежали ветерану Великой Отечественной войны Кули Азизовичу Алиеву.

В нашей рубрике «Город моей молодости» люди рассказывают о себе и  своих родных в контексте истории нашей страны и поселка Дагестанские Огни. Эспет  Муслимова рассказала мне трогательную историю о нелегкой жизни своего отца. Только после его смерти она  узнала  его тайну и поняла — почему он настолько ценил каждую минуту жизни, так оберегал своих детей и не любил пустых разговоров.

Когда я училась в 4-м классе СОШ №5, наша учительница, Лариса Ивановна, попросила поднять руки тех учеников, чьи отцы сражались с фашистами. Приближался День Победы – праздник, который все очень ждали.

Я не знала точно, но по возрасту папы предположила, что, наверное, он воевал. И вместе с другими ребятами подняла руку. Через три дня Лариса Ивановна передала мне поздравительную открытку для отца. Дома я побежала к отцу, чтобы передать ему поздравление учительницы. Он работал в огороде. Я радостно вручила ему открытку. Папа долго  рассматривал ее. А затем спросил: — Чья это идея? – Моя. Когда учительница спросила, чьи отцы воевали, я подняла руку, — смутилась я, не понимая, почему папа не рад.

— Больше руку не поднимай, – сказал, а в глазах стояли непрошеные слезы. Папа отвернулся и продолжил прополку. Тогда я подумала, что совершила что-то ужасно плохое. Я побежала к матери, надеясь, что она мне объяснит странное поведение отца. Но и она в этот день была немногословна. . — Рано тебе об этом знать. Это его тайна,- ответила строго. Больше вопросов я не задавала.

Мой папа Мавлюд Сафарбеков был честным человеком. Так отзывались о нем близкие и друзья. А для меня он был и остается замечательным отцом, у которого на первом месте всегда была семья. Знали бы вы, какой замечательный он был. У нас была большая  и дружная семья, в которой было пятеро детей. Внимания и любви отца с лихвой хватало на всех.  Смотрел за нами не хуже мамы.

Родители работали на заводе.  Однажды мама по неосторожности упала  с полигона, где дробят щебенку и получила ушиб позвоночника. Попала в травматологическое отделение городской больницы Дербента и лежала там без движения 9 месяцев. Мы тогда еще были маленькими, отец за нами ухаживал: готовил еду, кормил, косички заплетал, купал, мыл полы, работал в огороде и ходил на работу. Бабушка приходила к нам иногда, она была уже старая, и ей было тяжело ходить. Всегда приносила горячий домашний  хлеб. Папа очень любил свежий хлеб.

В 1982 году он умер после перенесенного инсульта. Я очень тяжело переживала эту утрату. Спустя  год или два наша родственница прибежала к нам домой с газетой в руках. Это была «Ленинчи» на азербайджанском языке. В ней была опубликована статья про моего отца. Биография и рассказ об ошибочной репрессии. Сообщалось, что он полностью реабилитирован и ему вернули честное имя. В этой статье приводилась также информация о праве отца на возмещение и компенсацию за моральный ущерб и 10 лет трудового лагеря. Отец этого дня не дождался.

Тогда я узнала,  почему он не любил 9 Мая. Каждому же ведь не объяснишь, почему на самом деле не воевал.

Папа родился и рос до совершеннолетия в селе Бильгади Дербентского района. Отца рано потерял. Их воспитывала мама Эспет, я ношу бабушкино имя. Она была трудолюбивая женщина. Отец мой был третьим ребенком в семье, после него был еще младший брат. У них было большое хозяйство. Держали коров, овец, коз, лошадей, птицу. Много работали и жили в достатке. В 1936 году во время коллективизации под опись забрали почти всю скотину и птицу. Сафарбековы не отчаялись и вновь принялись за работу. Спустя некоторое время снова забрали всю живность. Узнав, что в очередной раз с налоговой службы придут и заберут скот, старший брат угнал коров и баранов в лес. Моему отцу не было еще 18 лет, он работал на колхозном сенокосе. В тот злополучный день на поле приехала  машина,  в народе ее называли «черный ворон». Трое мужчин подошли к отцу и спросили: «А где твой старший брат Тураб?» Мавлюд брата не выдал.

Наш сосед, Бедял Амиров, видел как забирали отца. И услышал, что его осудили на 14 лет. Никто не знал, куда его забрали. Больше об отце не было никаких вестей. И вот так, по доносу его увезли. Тогда были суровые времена и немало достойных людей стали жертвами интриг и доносов. Так он, молодой симпатичный парень в один день потерял надежду на будущее. Без всякого суда и следствия его отправили на 14 лет, как  оказалось,  в город Мурманск на лагерные работы. Там на его долю выпало немало трудностей. Отца сразу определили на рыболовное судно.

Плавать отец не умел. Дважды едва не утонул в ненастную погоду, но был спасен. Затем трудился на лесоповале. Русского языка сельский парень практически не знал и не мог объяснить, что несправедливо сослан.

Единственное, чем он мог доказать, что он правильный человек, только своим поведением и ударным трудом. За хорошее поведение и добросовестный труд был освобожден досрочно через 10 лет. Доехав до станции поселка Огни, пешком добрался до села. Пока дошел, стемнело. Света не было, во дворе горели факелы. Отец увидел полный двор людей и услышал музыку. Догадался, что  женят его младшего брата Зухраба.

По его одежде сельчане поняли, что он не местный. Отец представился и спросил Тураба. Сельчане сразу же проводили приезжего к Турабу. Тот не сразу узнал младшего брата. Ведь забрали его 18-летнего. За десять лет каторжных работ Мавлюд сильно изменился. Тураб преподнес к  лицу гостя факел и только по родинке на носу узнал пропавшего брата. Потом такое началось… Кстати, в этот день у самого хозяина дома родилась дочь Тойханум.

Так всем селом праздновали три больших события: возвращение Мавлюда, свадьбу Зухраба и рождение дочери Тураба. Праздник продолжался еще два дня. Только радость отца омрачало то, что среди всех он не увидел свою мать. Она умерла от горя через два года после исчезновения сына. Через год после возвращения Мавлюд женился. Старший брат нашел ему красивую невесту Субанет из села Зидьян. У моей мамы были очень длинные волосы. Коса доходила до пят.

Отец начал свою трудовую и семейную жизнь в поселке Дагестанские Огни. Устроился на стекольный завод в машинованный цех. Жили в каменных  бараках возле конного двора, а потом он построил дом по улице Бориса Полевого. Изначально улица была названа в честь известного советского писателя, потом горожане в просторечье стали называть — Полевая…

Я родилась в 1952 году. В 1969 году окончила 8 классов и поступила в Дербентское медицинское училище. Отец дал образование всем своим детям. После окончания училища я устроилась на работу в больницу в родильное отделение, тогда главврачом был Гаджи Юсуфов. Главного корпуса больницы еще не было. Затем работала в хирургии. А позже перевелась в медпункт на стеклозаводе. Здесь работа сложная, ответственная. Какие только травмы не получали рабочие, когда на заводе выпускалось листовое стекло, самые простые их них – это порезы.

Часто бываю в машинованном цеху. И всегда невольно задерживаю взгляд на одной из печей. Она находится в первом ряду. Здесь работал отец. Как память о нем это место мне очень дорого, ведь половина его жизни прошла здесь.

 

Сюзана САФАРБЕКОВА

№ 11, 15.03.2019