ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Мы начинаем публикацию цикла статей об особенностях полиции и полицейских  разных стран мира, о людях призванных защищать права и свободы граждан. Их работа нередко сопряжена с риском для жизни, поэтому в большинстве обществ эти стражи порядка априори положительные герои. Сегодня  это будет рассказ о полицейском из США.

Чуть более года назад Данияр Нуртаза, нью-йоркский полицейский, стал героем местных и американских новостных хроник. Выходец из Казахстана помог принять роды у американки прямо возле станции метро в Нью-Йорке. Мы расскажем, как он оказался в США, и какой непростой путь ему пришлось пройти, чтобы стать офицером полицейского департамента города Нью-Йорка.

 

Как вы оказались в США?

13 лет назад, в апреле 2002 года, как только младший брат окончил школу, мы всей семьей приехали в США. Мне тогда было 20 лет, моему братишке – 17. Он хотел учиться в США, в Колумбийском университете. Семья у нас дружная, поэтому мы поехали вместе.

 

Побоялись отпускать брата одного?

Он был парень молодой. Я за него переживал. Родители переживали за нас. Двоих нас не отпустили, поэтому решили ехать всей семьей. Я понимал, что в финансовом плане такое образование будет стоить очень дорого. Знал, что нужно будет работать, пока мой брат будет учиться.

 

Чем вы занимались в Казахстане до отъезда?

У нас была обычная алматинская семья. Жили в стандартной трехкомнатной квартире. Я учился на третьем курсе университета в Алматы, который пришлось бросить, чтобы приехать в США.

Колумбийский университет – один из самых дорогих в США, как ваш брат собирался оплачивать обучение?

Он у нас амбициозный и очень талантливый парень. Отлично знает математику, участвовал в олимпиадах, занимал призовые места. Он и сам был готов работать, стараться, чтобы учиться здесь. Брат был готов сделать все, чтобы воплотить свою мечту.

 

Как вы нашли в США свою первую работу?

Сначала устроился в видеосалон на Брайтон-Бич, проработал там неделю. Они занимались прокатом видеокассет. Все клиенты были русскоязычными. В свободное время открывал самоучитель английского языка и читал его. Пытался запоминать слова, какие-то выражения. Английского я совсем не знал, в школе учил немецкий. Даже не мог сказать, как меня зовут и сколько мне лет.

 

А в каком возрасте были ваши родители?

Они были уже в возрасте. Для них переезд был очень тяжелым шагом. Мы с братом были уверены в своих силах, а вот родители очень переживали, этот переезд был серьезным испытанием.

 

Они тоже учили английский?

Да, родители тоже стали работать и учить английский. Мой отец всю жизнь проработал на руководящих должностях, а здесь ему пришлось работать на разных работах. По большому счету, то, что мы смогли в США всего добиться, – это заслуга наших родителей!

 

Где вы жили?

Мы арендовали двухкомнатную квартиру, в одной комнате жили родители, в другой мы с братом. Район у нас был не самый крутой и не самый безопасный. Бывали у нас стычки с местными. Я не знал языка и не понимал, чего они хотят от меня. Когда до меня доходило, что им нужны деньги, то отвечал: «Я вам ничего не дам, делайте, что хотите».

 

Страшно не было?

Страха не было, так как я такое уже видел в Алматы. Мы в обиду себя не давали и со временем заслужили уважение.

 

Мечта вашего брата осуществилась? Он смог отучиться?

Да, он окончил университет. Сейчас ему 30 лет, он работает финансовым аналитиком в крупном банке, а вечерами – профессором, преподает в двух американских университетах серьезные предметы: статистику, математику, микроэкономику и риск-менеджмент.

 

Как родители адаптировались?

Тяжело. Первые 2-3 года мама каждый день приходила с работы в слезах, хотела все бросить и уехать обратно. Тогда мы знали всего одну местную семью из Казахстана. Но они уехали обратно в тот же год, когда приехали мы, говорили нам: «Здесь нечего делать, поезжайте обратно». Но мы точно знали: все у нас получится.

 

За счет чего вам удалось поддержать родителей?

Через три дня после нашего приезда у отца случился сердечный приступ. Он не показывал переживания нам, а, оказывается, давалось ему все это тяжело. Я пришел в госпиталь, никак не мог найти отца, так как не знал языка. Даже русскоязычные медсестры делали вид, что не понимают по-русски. У нас не было страховки. Но в США есть закон, что даже если у человека нет страховки, вам не имеют права отказать в оказании медицинской помощи. Отца подлечили и выпустили. Первые впечатления о системе здравоохранения оказались приятными. Они человека без страховки, без необходимых документов, с казахстанским паспортом на руках подняли на ноги.

 

А по Казахстану ваши родители скучают?

Моя мама, находясь здесь, стала очень скучать по родине. У нее была мечта – посетить родину. А сейчас уже есть проблемы со здоровьем, но она все равно собирается съездить в Казахстан.

 

У отца такой тоски нет?

Отец уже ездил в Казахстан. Я за него переживал, потому что даже когда сам в первый раз прилетел в Казахстан после отъезда, у меня слезы пошли из глаз и перехватило дыхание. Хотя прилетел в Астану. А это чужой для меня город. Поэтому мне было легче приземлиться там.

 

Сколько времени вы тогда не были в Казахстане?

Это был 2007 год, то есть прошло 5 лет с момента нашего отъезда. Но это были самые тяжелые годы для нашей семьи. В первые 2-3 года было очень тяжело находиться в США и морально, и физически.

 

Совсем не было мыслей вернуться?

Было жаль родителей. Я хотел, чтобы они вернулись, а мы остались и сами старались бы состояться. Но родители не хотели нас бросать. В первые 3 года мы работали все вчетвером. Бывало, я работал по 18 часов, параллельно учил английский. Однажды стоял, листал словарь. Подходит ко мне мужчина и спрашивает: «Что ты там читаешь?». «Учу английский», – отвечаю ему. Он мне говорит: «Зачем тебе английский, если ты на Брайтоне работаешь?». Я говорю: «Я же не собираюсь всю жизнь на Брайтоне работать. Живем же в Америке». Оказывается, это был хозяин магазина, в котором я работал. Он разозлился на меня, так как сам не знал английского. Ушел, вызвал менеджера и попросил его уволить меня. Я расстроился, пришел домой без настроения. А с другой стороны, я благодарен этому человеку за то, что не дал мне застрять на Брайтоне. Нашел другую работу, парковщиком машин. В Казахстане у меня был «Москвич», и я умел ездить на машинах с механической коробкой передач, это помогло мне устроиться парковщиком. Там я понял, что деньги есть у ребят, которые работают в ресторанах. Поэтому моей следующей целью было найти работу в ресторане. Спустя полгода устроился в ресторан «Баку». Неделю работал бесплатно, доказывал, что могу работать. Я поработал неделю, они в меня поверили и взяли на работу. Туда приходили гости-узбеки специально для того, чтобы их обслуживал казах.

 

Пойти работать в сферу обслуживания – для вас это не было чем-то таким, как переступить через себя, через свою гордость?

Когда я ехал в США, то был готов на любую работу, так же, как и мои родители. Когда мы ехали сюда, нас сразу предупредили, что в Америке вас никто не ждет, что это совсем другая страна и вам нужно забыть, кем вы были в Казахстане и чем вы там занимались.

 

Чем занимались после работы официантом?

Еще работая официантом, решил параллельно отучиться по специальности «Туризм». Благодаря этому меня пригласили на работу в авиакомпанию «Delta». Мне пришлось пройти непростой конкурс. Двух человек с нашего курса, включая меня, взяли на работу в крупнейшую авиакомпанию в мире. 5 лет проработал в отделе по обслуживанию клиентов. За время своей работы встретил много людей из бывшего СССР, многим сумел помочь. Эта работа меня разному научила. Например, тому, как надо общаться с людьми, как их успокоить, если возникают проблемы или стрессовая ситуация. Работа была непростой. Затем поступил в Университет города Нью-Йорка, где получил диплом маркетолога-международника. Параллельно занимался перегоном автомобилей в Казахстан.

 

№ 01, 11.01.2019

Яндекс.Погода
Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031