ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

КитайСовременный мир знает немало примеров успешных бизнес-леди, которые не уступают по своим деловым качествам мужчинам. Без начального капитала и связей эти женщины смогли создать собственные компании и заработать состояние. 

Китаянка Чжан Инь знает, что мужчины относятся к ней несколько снисходительно, как к существу слабому, и в этом их основная ошибка. А, между тем, «мусорная королева» уже прочно обосновалась на центральных позициях крупнейших бизнес-форумов Китая и не только.

В компании Nine Dragons на руководящих должностях только члены семьи Чжан, она — председатель совета директоров, муж – президент компании, младший брат — вице-президент.

Еще не так давно невозможно было даже представить, что в Китае, где при упоминании слова «капитализм» полагалось презрительно прищуриться и продемонстрировать неприятие враждебного лагеря, появятся свои миллиардеры.

В 2006 году в Китае насчитывалось уже пятнадцать человек, чье состояние оценивалось в миллиард долларов. И лидирующую позицию сохраняет женщина с состоянием около 3,5 миллиардов долларов. Чжан Инь — бизнес-леди, которая сделала себя сама. Ее иероглифы, означающие «поддерживающая свод» — предмет ее особой гордости. Те, кто постарше, помнят, как Мао Цзэдун говорил: «половина неба держится на женщинах». Чжан Инь гордо поддерживает свою половину.

 

ДОЧЬ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

В начале нового века о существовании Чжан Инь и ее компаниях почти никто не знал, да и она сама не предполагала, что вскоре ее ждет слава богатейшей жительницы Поднебесной.

Чжан Инь вдвоем с мужем колесила по США на подержанном Dodge Caravan, отыскивая заброшенные свалки и скупая их за бесценок. Но супругов интересовал не мусор вообще, а макулатура, составляющая большую часть отходов. Чжан Инь сумела разглядеть лес за использованной бумагой.

Сегодня бизнес-леди скромно уточняет, что не ей принадлежит это открытие. Какой-то бизнесмен, к которому она однажды обратилась в поисках работы, заметил, что макулатура – это бескрайний лес. «Разница в том, что лес дорого стоит, а использованная бумага не стоит практически ничего. Ее можно переработать и использовать вновь, получая деньги за продукцию из этого материала. Процесс этот непрерывен», — нечто в этом духе Чжан Инь услышала от того бизнесмена.

Между дельным советом и его воплощением – целая пропасть. У китайской Золушки в то время не было ни работы, ни необходимого образования, ни знания английского языка. Бизнес Чжан Инь зарождался в Гонконге, где обойтись без английского просто нереально. Не было ни денег, ни связей.

Основной изъян был очевиден для любого китайского бизнесмена: Чжан Инь – женщина. Подобающим для китаянки занятием оставалось домашнее хозяйство. Да и благородным происхождением госпожа Инь не могла похвастаться. К слову, большинство китайских богачей – дети или близкие родственники высокопоставленных партийных и государственных деятелей.

Чжан была старшей из восьми детей офицера Народно-освободительной армии по имени Дэн. Пока отец служил, семья еще как-то перебивалась рисом и водой. Во время культурной революции отец Чжан был объявлен контрреволюционером и приговорен к длительному заключению. Вот тогда жизнь стала по-настоящему невыносимой.

Реформы Дэн Сяопина 70-х годов, отменившие запрет на свободное передвижение по стране, в буквальном смысле спасли Чжан и ее семью от голодной смерти. Целая армия безработных и голодных китайцев двинулась в деревушку Шэньчжэнь возле Гонконга, где была образована первая китайская особая экономическая зона. Именно сюда в 1985 году приехала будущая миллиардерша.

Она устроилась в торговую компанию бухгалтером. На самом деле, не окончившая даже начальной школы «специалистка» вряд ли могла выполнять квалифицированную работу, и через какое-то время была уволена. Некий тамошний бизнесмен предлагал Чжан трудоустройство, но она выбрала иной путь.

Тот же бизнесмен дал Чжан Инь взаймы начальный капитал в 30 тыс. юаней, что составляло приблизительно 3 800 долларов. За наличные она купила в Гонконге находящуюся на издыхании компанию по производству бумаги. Бумажный утиль Чжан скупала в США, пользуясь услугами мелких посредников. Потихоньку дело пошло.

Сегодня миллионерша говорит, что тогда было тяжелое время. На самом деле, ей пришлось решать сверхсложные задачи. Чтобы добиться успеха, Чжан без зазрений совести эксплуатировала доброе имя отца. Каждому бизнесмену, у которого Чжан Инь пыталась одолжить денег, она живописала, как ее несчастный папа десять лет томился в застенках, а вся семья пострадала от коммунистического режима. Этот спектакль она талантливо разыгрывала и перед провинциальными чиновниками из КНР. Героическое прошлое папы произвело должное впечатление, гонконгские бизнесмены решили выделить Чжан деньги.

Недоброжелатели уверены, что это не самый главный секрет успеха Чжан Инь. «Королева мусора» никогда не рассказывает, каким образом она, не состоя в рядах коммунистической партии, стала выездной и проникла в закрытый для китайцев Гонконг, а потом и в Америку, что в те времена было почти невероятным. Некоторые считают, что дело не обошлось без гонконгской мафии (триад). Но даже те, кто не скрывает своего негативного отношения к бизнесменше, не могут не признать ее способности не пасовать перед трудностями и довольно жестко вести дела.

Чжан видит немалые преимущества в том, что мужчины по привычке, не относятся серьезно к женщине в бизнесе. Это их ошибка. Обычно партнеры Инь по бизнесу восхищаются ее восточной хитростью, проявляющейся в разыгрывании представлений в стиле китайской оперы, где мужские роли исполняют женщины и наоборот.

Бизнесмен, сотрудничавший с ней Гонконге в восьмидесятых, рассказывал, что когда рабочие потребовали у Чжан увеличить зарплату она пошла им навстречу. Правда, она бывала беспощадна, когда ими допускались ошибки. Объявляла о наказании Чжан всегда прилюдно, чтобы остальные понимали неотвратимость ответственности.

 

ДЕВЯТЬ ДРАКОНОВ

Нужно признать, что при всех своих выдающихся качествах, Чжан Инь не добилась бы такого блестящего результата, если бы американо-китайские торговые связи не развивалась столь стремительно. Китай потеснил Мексику и занял вторую позицию среди экономических партнеров США, уступив только Европе.

Потоки ширпотреба «Made in China», упакованного в картонные коробки, заполонили американский рынок. Каждый год Китаю необходим 21 млн тонн картона, а это 18% потребностей всего мира. По мнению экспертов, в ближайшее время потребность Китая увеличится до 34 млн тонн, то есть 24% спроса на упаковку. Картон постоянно дорожает.

Груженные китайскими товарами контейнеровозы возвращались из Америки порожними. Картонная упаковка оставалась на американских свалках. Грех было не воспользоваться этим. В этой ситуации удивляет только то, что идея непрерывного цикла переработки возникла не у американских бизнесменов, занятых в бумажном бизнесе, а у китайской женщины с не самой простой судьбой. Чжан Инь начала скупать американский утиль, фрахтовать за полцены возвращающиеся порожняком суда и переправлять макулатуру в Китай.

Прибыв в США в середине 90-х годов, Чжан Инь не пыталась и не могла конкурировать с крупными корпорациями (International Paper, Weyerhaeuser, Smurfit Stone), понимая, что рынок давно поделен. Исколесив Америку вдоль и поперек вдвоем с мужем, Чжан Инь искала заброшенные свалки. В городке Помона (пригород Лос-Анджелеса) Чжан очень дешево купила свою первую американскую свалку. На ее базе была создана компания America Chung Nam Inc, уже в 2005 году ставшая лидером среди экспортеров макулатуры и крупнейшей в мире торговой бумажной компанией. Теперь ее сортировочные предприятия разбросаны от Нью-Йорка до Чикаго и Калифорнии.

Но Чжан Инь этого показалось мало, и она создала возле Гонконга компанию с вычурным названием «Бумага девяти драконов» (Nine Dragons Paper). К организации компании она приступила, когда в Азии бушевал финансовый кризис 1997-1998 годов. В гонконгском банке ей отказали в кредите, но она все-таки раздобыла деньги.

Сохраняя верность своей семье, Чжан назначила на руководящие должности своих родственников. Им принадлежит 72% акций. Когда остальные акционеры критиковали Чжан Инь за культивирование семейственности, она отвечала с улыбкой: «Это семейная компания. Так всегда было, есть и будет». И назначила своего сына, 25-летнего студента нью-йоркского университета, ответственным за морские перевозки.

Рыночная стоимость компании достигла 5 млрд долларов. На предприятиях работают 5,3 тыс. человек, а в 2006 году выручка превысила миллиард долларов. Чистая прибыль увеличилась на 349 %, и достигла 175 млн долларов. Аналитики теперь единогласны в том, что лидеры глобального бумажного рынка компании Smurfit Stone и Weyerhaeuser вскоре могут потесниться ради Nine Dragons Paper. Если США не ограничат экспорт макулатуры в Китай для ограничения поставок в страну китайских товаров, ничто не сможет остановить взлет предприимчивой китаянки.

 

№ 08, 03.03.2017