ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Сегодня я расскажу о человеке, преданном своей профессии учителя и месту,  где он родился и вырос. Это — Тажутдин Тагиров.  Влюбленный в родной аул он написал книгу – «Родное село — Гуми», чтобы его дети, внуки и правнуки знали и чтили свои корни.

Родился я в 1924 году в селе Гуми Табасаранского района в семье учителя. Рано потерял отца, мне было 4 года. Мать ушла в родительский  дом, меня воспитывал дядя. Через некоторое время она снова вышла замуж и родила девочку.  Дядя Магомед, у которого я жил был очень  хорошим человеком. Окончив вечернюю семилетнюю школу для сельской молодежи, поступил в Дербентское педучилище. В военные годы оно размещалось в здании нынешнего завода «Электросигнал». Через 3 месяца нас перевели в помещение кожветдиспансера, а на месте педучилища был организован завод.

Нам давали талон на 200 г хлеба, а иногда и этого не доставалось. Спасал нас гороховый суп в столовой. Я получал стипендию 75 рублей, потом 120.

В 1940 году в Гуми приехал геолог Казим Магомедов. Убедившись  в наличии каменного угля на территории  села, исследователь уехал, но обещал вернуться с коллегами. Помешала Великая Отечественная война, шел 1941 год. После окончания войны Казим Курбанович приехал еще с одним геологом и продолжил исследовательскую работу. О ее результатах он сообщает в соответствующие инстанции, и в 1948 году в Гуми приезжает экспедиция от Закавказского геолого-разведочного управления. Колхоз  «Красное знамя» создает условия для специалистов и рабочих. Были предоставлены жилые помещения, выделены лошади для поездки на работу в горы. Сельчане не остались в стороне, они, как могли, помогали геологам.

Однажды по селу прошли слухи, что в Гуми едет грузовик. Все жители вышли встречать эту диковинную для многих машину. Кто-то сообщил, что грузовик на подъеме в «Гаврурикк» забуксовал, как раз прошли сильные дожди и дорогу размыло. Молодежь вышла навстречу с веревками, чтобы вытащить полуторку. Кто веревку тянул, кто толкал, и машина, наконец, поднялась до села и остановилась около магазина, где ее окружили гуминцы. Аксакал села Гаджиибрагим Гамидов, поздоровавшись с приезжими,  спросил: — Где тот герой, кто в наше село пригнал первую машину? Я подарю ему барана.

Прораб экспедиции Шенгелия указал на Давида, водителя грузовика. На следующий день аксакал отправил двух ребят на пастбище за бараном для Давида.

Правление колхоза выделило для  экспедиции участок под строительство административного здания, столовой и мастерской в местности Ягрурик. На территории Латарика был установлен дизель. Работников экспедиции в народе называли шахтерами. С появлением дизеля мастерские и буровые стали работать на электроэнергии. В дома гуминцев было проведено электричество. Вечером наше село со светящимися электрическим светом окнами выглядело как город,  а в других селах еще два года пользовались керосиновыми  лампами. Все трудоспособное население сел Гуми и Афна было обеспечены работой.

С появлением геологов в селе оживилась и культурная жизнь. Каждую субботу и воскресенье в колхозном клубе демонстрировались кинофильмы и организовывались танцы.

В 1953 году экспедиция завершила работу и покинула село. Все строения были переданы средней школе, что, конечно, укрепило ее материально-техническую базу и дало толчок развитию учебно-воспитательной работы.

В 1945 году я окончил педучилище и стал учителем математики и завучем  Дюбекской  школы. Меня там встретили с почетом. Я был единственным учителем-табасаранцем, который хорошо владел русским языком.

С 1946 по 1956 годы преподавал математику и работал завучем, потом директором Шиленской семилетней школы. Туда ходили дети из 9 сел. Меня очень уважали, особенно в селе Кужник. Там у меня появилось много друзей.

Шиленскую школу посещали и ребята из села Джурджаф, им приходилось идти 6 километров в одну сторону. Мы выделили комнату для девочек, чтобы они не преодолевали каждый день такое расстояние, но школьницы все равно ходили домой.

Я женился и у меня родился сын — Тагир. Когда сыну было три года, я купил ему калоши. Тогда в селе ни у кого не было калош. Все ходили в шаламарах (горская обувь).

Работая директором Шиленской семилетней школы, я одновременно исполнял обязанности заведующего интернатом, где обучались 75 воспитанников. К этому времени второй муж моей матери умер, и я забрал ее со своей сводной сестрой к себе в дом.

Как-то в ноябре 1954 года мне надо было ехать в райцентр. В школе тогда имелись две лошади. На одной я поехал в Хучни, а на другой попросил завхоза  отправить мою супругу с сыном к моей матери в Гуми. В этот день в интернате зарезали быка. Зав-хоз вместе со счетоводом поручили моей супруге отвезти 4 кг мяса моей матери. Когда я приехал домой, мать меня встретила без улыбки. Я поинтересовался, в чем дело.

— Сынок, ты заплатил за мясо, которое нам отправили с твоей женой? — спросила мать.

— Мама, я понятия не имею об этом. Тогда она посоветовала заплатить за мясо в кассу школы. По приезду в Шиле я встретился с завхозом и счетоводом, они объяснили, что мяса вышло на 12 кг больше, чем предполагалось, и мы поделили излишки между собой. Я внес в кассу интерната 7,2 рубля и потребовал от коллег поступить также.

С 1956 по 1960 годы работал директором Кюрягской средней школы, а потом Халагской семилетней школы. После заочного обучения в ДГПУ работал учителем математики в Гуминской средней школе.

Для ознакомления учащихся с рабочими профессиями была организована поездка в Дербент. Я и мои коллеги Махмудов и Алибегов вместе с учащимися поехали в Дербент. По просьбе первого секретаря Дербентского горкома комсомола Гусейновой нас разместили в общежитии  интерната-горцев при средней школе №1. Директор интерната-горцев Баязитов создал для нас прекрасные условия для проживания  и отдыха. Первым делом нас повезли на экскурсию на крепость Нарын-Кала, а оттуда на фабрику ДагЮн.  Технолог этой фабрики Мурсалова познакомила нас с технологией изготовления пряжи. На следующий день мы поехали на Дербентский консервный комбинат. В планах у нас было и посещение пос. Дагестанские Огни. Директор завода Константин Козленко выделил нам экскурсовода, который провел нас по цехам, рассказывая об истории завода. Побывали в железнодорожном депо и на полях колхоза им. Дахадаева, в школе № 8. Экскурсия оставила неизгладимое впечатление у учащихся. В школе стали появляться мастерские для ковроделия, девочки с большим энтузиазмом взялись за ковроткачество.  Школа располагала  грузовиками, трактором Т-40 и лошадью.

Вечером 20 апреля 1966 года произошло землетрясение. Жертв не было, но люди потеряли кров. Народ был очень напуган.

Государство не осталось в стороне. На второй день после землетрясения привезли в село палатки. Гуми превратился в палаточный городок. Через 6 дней в селе приземлился вертолет. Государственная делегация приехала поддержать гуминцев.

Первый секретарь райкома партии Табасаранского района М. Алибалаев представил председателя президиума Верховного совета РСФСР И. Яснова и председателя совета министров ДАССР М. Умаханова. Яснов сообщил, что правительство РСФСР обеспокоено произошедшим землетрясением и готово оказать всестороннюю помощь пострадавшим.

— И тем, кто хочет переселиться и тем, кто решил остаться в селе  будет выделена материальная помощь, — подчеркнул чиновник.

Большинство решило переселяться. Чтобы найти место для переселения ездили в Каякент, Хасавюрт и Дербент. Выбор пал на совхоз им. Ильича Дербентского района. К нам в село приехал директор совхоза  Алиев с делегацией. Они рассказали о своем  хозяйстве, о перспективах и задачах.

— Мы готовы принять вас, поможем со строительством жилья и трудоустройством, — обнадежил Алиев.

Сельчане обрадовались этому приглашению. С мая по сентябрь в совхозе было построено более 100 домов для переселенцев, которые принимали активное участие в строительстве, оформившись рабочими. Возводить жилье помогал и строительный батальон военных. Вместе с гуминцами в совхоз Ильича переселялись и жители сел Куярик и Зертил. Все они стали рабочими совхоза. 15 августа 1966 года появился приказ первого заместителя министра просвещения ДАССР М. Гамзатова о переводе 23 учителей гуминской средней школы в распоряжение Дербентского района. Уже в августе одна группа переселенцев разместилась в новых домах.  До переселения здесь была только начальная школа. Школа тоже была размещена в неприспособленном здании, построенном для рабочих, где не было  даже полов.1 сентября эта школа была реорганизована в восьмилетнюю.

4 сентября 1966 года на сессии Табасаранского райисполкома было вынесено решение о ликвидации села Гуми. Но стереть с карты района наше село не удалось. Часть сельчан осталась на родине. Так гуминцы сохранили свое село и продолжают жить там. Сейчас в селе 42 хозяйства.

В связи с землетрясением и учитывая, что некоторая часть пострадавших переселились в совхоз «Ильича», правительство Республики решило в кратчайший срок построить двухэтажную крупнопанельную школу для детей переселенцев. Такое строительство было экспериментальным. В Дагестане велось впервые.

Проработав 53 года, вышел на пенсию. Почти каждый день хожу в центр города, чтобы встретиться с друзьями.

Я женился во второй раз. Моя верная спутница жизни для меня и друг, и жена. Первая моя супруга умерла после продолжительной болезни. Долгое время жил один. Но судьба подарила мне Зою Николаевну — отзывчивого, доброго человека.

 

Сюзана Сафарбекова

№30 , 27.07.2018