ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Кто из нас в детстве не пел,  используя столовую ложку в качестве воображаемого микрофона. Желание быть певицей, особенно когда наблюдаем жизнь наших звезд в соцсетях, возрастает. Но одного желания в этой профессии мало, нужен талант.

Наша сегодняшняя собеседница специально в эту профессию не рвалась. Это тот случай, когда профессия сама  ее нашла. Историю жизни Аксаны Алибековой можно сравнить  с историей золушки. И тут дело вовсе не в принце на белом коне, а в любви к своим родным и хорошим людям, которые наудачу встретились на пути.

 

— В каком возрасте вы поняли, что хотите стать певицей?

— Об артистической карьере я и не помышляла, хотя как всякая девочка в глубине души об этом все-таки мечтала. И пела, но только исключительно для собственного удовольствия. Это произошло само собой. Я с детства любила петь. Когда пошла в школу, пела на всех мероприятиях. Даже на экзамене меня попросили спеть.

После девятого класса пела на своем выпускном вечере. Там меня и заметила мама одной выпускницы. В новую вокальную группу требовалась певица. Музыкант Залбег Асланов вместе с супругой Перисултан пришли к нам домой, поговорили с моими родителями.  Отец и мама, в свою очередь, спросили у меня: хочу ли я петь?

Жили мы бедно. И это был шанс помочь родителям. Недолго думая, я  согласилась.

 

— У вас в роду есть певцы или музыканты?

— В роду у нас певцов нет. Но мой папа и его братья — большие ценители музыки. У них были музыкальные инструменты. Когда они собирались вместе, обязательно должны были сыграть что-то. Чаще всего это происходило во дворе у бабушки. Практически каждые выходные они собирались у нее в доме.

Моя мама любила напевать, сидя за ковровым станком, особенно национальную мелодию «Терекеме». С раннего возраста я помогала маме ткать. В то время в каждой табасаранской семье был станок. Продавали ковры и зарабатывали на жизнь.

 

— У нас в Дагестане, как и во всём мусульманском мире, к женщинам — эстрадным артисткам относятся с некоторым предубеждением. Наверное,  и вы испытали это на себе…

— Я не думала об этом. В тот момент я только радовалась, что смогу зарабатывать сама.  А о плохом не думала ни тогда, когда приняла предложение Залбега Раджабовича, ни сейчас. Это все субъективно. Если человек  даст повод, то, несомненно, будут и осуждение, и сплетни, а если нет, то и разговоров не будет. На самом деле, не имеет значения, кем ты работаешь, певицей или врачом. Моральную сторону человека определяет не профессия.

 

— В вашей семье все были ЗА, чтобы вы пели? Не было тех, кто говорил, например, что ты могла бы стать хорошей учительницей, а вот подалась на эстраду, не зная, получится у тебя или нет?

— Бабушка и братья отца были против того, чтобы я пела, выступала на свадьбах. Да они меня отговаривали почти той же фразой, что вы  сказали. Но  мама решила, что ничего зазорного нет, если ее дочь будет петь на свадьбах. Она доверяет мне и тем, кому в руки меня отдает.

 

— Какими были ваши первые профессиональные шаги?

— Шагала, как годовалый ребенок (смеется). Не думала, что будет так сложно.

В ноябре 2007 года начала заниматься музыкой дома у дяди Залбега. Каждый день после школы ходила к ним. Он учил меня правильно петь. Водил к разным вокалистам, оплачивал их работу. Я была совсем ребенком тогда, не понимала, что хорошо, а что плохо. Все, что в моей жизни есть хорошего – это благодаря дяде Залбегу и тете Перисултан. Они меня научили всему, дали правильное воспитание. Я их очень уважаю, люблю и ценю.

 

— Вам комфортно в этой профессии или вы вынуждены заниматься этим, чтобы помочь семье?

— В этой профессии я себя сейчас чувствую более чем комфортно, но пришла в нее, в первую очередь, чтобы заработать денег.

Папа работал шофером на маршрутном такси «Огни-Дербент». Мама работала на виноградниках  и других сельскохозяйственных работах. Все заработанные деньги уходили на строительство дома. Экономили на еде, одежде. Было такое время, что в слякоть или зимой в мороз я ходила в школу в мокасинах. Заметив это, дядя Залбег был очень удивлен.

 

— Помните, что приобрели на первые заработанные деньги?

— Свою первую зарплату 2500 рублей я отдала маме. На то время это были нормальные деньги. Она заплакала и обняла меня, сказала: — Спасибо дочка. Я была так счастлива. После этого еще с большим усердием стала заниматься. Ведь, вначале я не думала, что все получится, и я буду петь на свадьбах.

 

— Я знаю, что вы рано потеряли маму, как нашли силы снова петь и воспитывать брата и сестру?

— Когда потеряла мать, было очень тяжело. Я не знала с чего начать. Все перевернулось в жизни. В семье я старшая. Моя сестра младше меня на 2 года, а брат — на 8 лет. Я думала, что все это сон. Что вот сейчас проснусь, и мама будет дома. Смотрела на сестру с братом и задавалась вопросом, что теперь делать и как жить. На тот момент мы уже построили дом, но условий никаких не было.

Увидев мое состояние, дядя Залбег с супругой поговорили со мной. Сказали, что мама надеялась на меня, нужно брать себя в руки и работать дальше. Мне кажется, хотя нет, я уверена, что таких людей, как они больше нет. Я благодарна Всевышнему, что встретила их.

За несколько месяцев до маминой смерти — ее сбила машина, она сказала, что если с ней что-то случится, чтобы я не бросала свою работу. — Слушайся своего наставника и его супругу, они очень хорошие люди. Я надеюсь на тебя. Знаю, ты не бросишь сестру и брата, — говорила мама. Она очень сильно верила в меня. Тогда я не задумывалась над ее словами, думала, что мама просто беспокоится за нас. Она будто чувствовала — что-то случится.

 

—  Если говорить о моральной стороне дела, что вам приносит больше удовлетворения — концерты или свадьбы?

Свадьбы. Я счастлива, что дарю радость, настроение молодым, их родителям  и приглашенным гостям.

 

— С какой песни началась ваша артистическая карьера?

— Это песня, написанная Перисултан   — супругой Залбега Раджабовича. Называлась она «Сумчир мубарак». С этим произведением я впервые вышла на сцену.

— Чем еще, кроме пения, вы увлекаетесь?

— У меня нет других увлечений. В детстве увлекалась вязанием и вышиванием, посещала кружки. А после того, как стала петь, всецело посвятила себя этому занятию.

 

— Кто из дагестанских исполнителей является вашим кумиром?

— Марьям Казиева и Эльвира Ахмедханова.

 

— В чем плюсы и минусы профессии певца?

— Минус в том, что коллеги и так называемые продюсеры ставят палки в колеса молодым певцам. А плюсы в том, что многие люди благодарны нам за настроение,  которые мы дарим.

 

— Часто ли вы срывали голос на концертах?

— На концертах редко кто поет вживую. В сезон, когда каждый день свадьбы, конечно, срывала голос, но все равно пела сама.

 

— Бывали ли моменты, когда хотелось бросить карьеру певицы?

— Нет. Я люблю петь. Даже, когда нет свадеб, просто включаю камеру в  Instagram  и пою в прямом эфире для  своих подписчиков.

 

Сюзана САФАРБЕКОВА

№ 09, 01.03.2019