ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

На прошлой неделе на сцене лезгинского театра состоялся грандиозный концерт Розы Максумовой. Судя по переполненному залу, зритель соскучился по песням  своей любимицы. Последний  ее концерт в Дербенте состоялся в 2010 году. С чем  была связана затянувшаяся пауза, и как она жила все эти годы, Роза Рамазановна поделилась с нами в эксклюзивном интервью.

 

— С чем связан такой интервал между концертами?

— Это было связано с моим переездом в Москву. Прожив несколько лет там, решила вернуться назад, так как поняла, что мое место здесь, в Дагестане. В Москве сейчас живет мой сын. На тот момент я не видела здесь перспектив для профессионального роста сына-окончив ДГУ, он не нашел себе применения в родном городе. Вначале он был  против отъезда, сын очень любит Дагестан, но сейчас я надеюсь, доволен тем, что удается реализовываться во всех отношениях.

 

— В Дагестане Вас знают и любят, а в столице, скорее всего, все было ново и неизведанно?

— Безусловно, в мегаполисе, чтобы завоевать свое «место под солнцем», необходимо приложить немало усилий. В чем-то мне это удалось. Еще раз убедилась, что я – человек сильный духом, готовый если не к любым, то ко многим жизненным трудностям. Это, своего рода, самоутверждение, что, как я считаю, необходимо периодически каждому человеку.

 

— Что Вы хотели донести в этот вечер до своих поклонников?

— Хотела предложить качественный репертуар, донести до каждого слушателя красоту наших мелодий и текстов. Ценители музыки заслуживают прослушивания профессионального исполнения, а не обмана под фонограмму. Люди посещают эти мероприятия, чтобы просто провести время, и поэтому считаю, это неуважением и к зрителю, и к себе. У нас мало патриотической тематики, многие обременены проблемами, повседневной суетой, но всегда нужно находить время для возвышенного. В связи с тем, что нет должной поддержки со стороны общества и государства, артист предоставлен сам себе, зритель вынужден поглощать  то, что ему преподносят. В своем репертуаре я стараюсь иметь очень малый процент перепевок, что так популярно в Дагестане в последнее время.

Своими песнями я хотела донести до людей значимость духовно-нравственных  ценностей, чтобы человек ощущал себя важной частью большого мира…

 

— О чем Ваши песни?

— О любви…Жизнь многогранна, это чувство может выражаться в любых проявлениях.

 

— Ваша музыка очень мелодична, с легко узнаваемыми восточными нотками, это потому что вы родились в Азербайджане и знаете их музыкальную культуру не понаслышке?

— Немалое влияние на человека оказывает среда, в которой он находится. Люблю азербайджанскую музыку, ее я впитала с детства, далее проявился интерес  и любовь к лезгинским, дагестанским мелодиям и языкам. В детстве с удовольствием слушала и пела песни Тарлана Мамедова, Сульгии Гаджиевой, Дурии Рагимовой, Зейнаб Ханларовой, Пугачевой, Ротару, Антонова и т.д. Сейчас слушаю современных исполнителей разного жанра: Хворостовского, Лепса, Лару Фабиан и Нетребко. Конечно же, это все не могло не отразится на моей манере исполнения, на моем мироощущении…

 

— Вы поете на разных языках народов Юждага.  Поэтому каждый здесь считает вас своей?— Благодарю за комплимент.  Надеюсь, что не только поэтому. Объединяет мелодия, ведь люди слушают песни на разных  языках, не понимая смысла слов, но, тем не менее, им нравится та или иная песня. Важны энергетика, посыл.

Намечая концерт, приглашаю представителей разных национальностей. Мы должны впитывать и перенимать опыт и традиции других народов, сохраняя при этом свою самобытность, идентичность. На концерте в Махачкале в числе зрителей были представители многих национальностей республики, что мне было очень приятно. Зритель сегодня устал от обмана, речь идет о неживом исполнении. А исполнение живьем ничем не подменишь, оно и вызывает овации, благодарные отклики слушателей – это дорогого стоит.

 

— Как-то Сульгия Гаджиева (народная артистка Дагестана) призналась, что если артист не умеет исполнять мугам (музыкальный жанр), то это не артист. Что вы по этому поводу думаете?

— Отношусь с большим уважением к Сульгие Гаджиевой, но не могу согласиться с этим…Иногда и я использую в своих песнях мугам, но больше предпочитаю импровизацию  на тему песни. Главное – суметь выразить, донести до людей эмоцию, а как – каждый артист решает сам.

 

— Несмотря на то, что Юждаг обладает колоссальным культурным и творческим потенциалом и все же Вы одна, единственная, кто сейчас представляет наш край в топе ведущих артистов республики, как такое могло произойти?

— Спасибо большое. Для этого нужно, чтобы артист постоянно работал над собой, самосовершенствовался, развивался, стремился к новому, неизведанному… Важно суметь заинтересовать слушателя, удивлять каждый раз своих поклонников новым интересным исполнением.

Шоу-бизнес – отражение реальности, это тоже рынок, где имеют место предложение и спрос.

Сейчас новые требования во всех сферах и отраслях, в том числе и в культуре. Наша эстрада давно требует жестких мер  в вопросе отбора.

 

— Петь наперекор многим вживую – это патриотизм?

— Это профессионализм. Мне часто говорят, что на моих концертах  бывает солидный зритель. Мне это приятно, видимо, такое  надо заслужить, к этому надо идти, неустанно трудясь.

 

— У каждого народа есть свои культурные авторитеты: в Азербайджане — Зейнаб Ханларова, в России — Алла Пугачева, у Юждага — Вы! Приходилось ли Вам когда-нибудь использовать свой личный авторитет, чтобы донести до власть предержащих чаяния людей или наоборот примирить конфликтующие стороны?

— Не претендую на такую роль. Я не обращалась для решения своих личных проблем, но для того, чтобы помочь другим могла попросить помощи у власть имущих… Я стараюсь жить по велению души и сердца, иногда  идти наперекор судьбе…У меня неплохая интуиция, вот и следую ей, стараюсь не жалеть о своих поступках. Спросите везучий ли я человек, наверное – да. Что касается «примирения сторон»,это было кредом жизни моей мамы, она и нас воспитала так же. Она  всегда говорила, что самую большую милость Аллаха можно заслужить, примиряя людей. Стараюсь этому следовать и в своей жизни.

 

— В одном из интервью вас обвинили в «высокомерности». Для Вас быть тактичным, интеллигентным и в то же время пытаться остаться самим собой — это высокомерие?

— Вы сами ответили на свой вопрос. Да, было  такое в моей жизни. Впервые подобное высказывание было воспринято мной с обидой, впоследствии поняла, что мое  желание поступать в принципиальных вопросах по-своему, то, что я старалась сохранить себя, воспринималось некоторыми людьми, как высокомерие.

 

— Какая Вы еще?

— Ответственная, требовательная  больше к себе, пунктуальная, ну и говорят, что женственная. С чем я согласна. (смеется)

 

— Во все времена люди, особенно женщины, подражали своим кумирам в моде на одежду, прическу, манеры и т.д. В этом смысле, какой бы Вы хотели видеть современную дагестанку, и что, на ваш взгляд, является неприемлемым и пошлым?

— Самая большая «пошлость» – это хвастаться тем, что достигнуто не лично тобой, а является достижениями родителей. Сейчас модно кичиться выгодными связями, родственниками, занимающими высокие посты. К сожалению, это стало частью дагестанской  ментальности. На мой взгляд, пошло — менять свою внешность бесконечными хирургическими операциями, теряя свою индивидуальность. Главное все-таки, это духовная красота, внутреннее стремление к чистому  и прекрасному…

 

— Работаете ли Вы с молодыми и талантливыми композиторами и авторами текстов, и стоит ли в ближайшее время ждать новых песен?

— Всегда работаю с молодыми и талантливыми и не только. И новые песни тоже появились. Просто млею от одной песни. Это идеальное сочетание слов и музыки, я просто растворяюсь в ней, настолько теребит душу, и тут – немолодые авторы, Фейзудин Нагиев и Маина Саидовна. Главное, чтобы человек был талантлив, а возраст – не показатель.

 

— Молодежь настолько обленилась. Вы так не считаете?

— Тут верх берет материальная сторона. Нельзя сказать, что сплошь и рядом молодые исполнители бездарны и ленивы — достаточно и талантливых. Тут уже каждый расставляет для себя приоритеты: любовь к музыке или к деньгам.

 

— Выступали за пределами Дагестана?

— Очень часто. Москва, Санкт-Петербург, Германия, Азербайджан, Ростов, Астрахань, Волгоград, Ставрополь, Турция и т.д….

В Германию я ездила с ансамблем «Молодость Дагестана», на этих концертах я была и ведущей мероприятия, пригодились знания языка, полученные еще в школе. Мы провели 24 концерта  в  течение месяца, объездив разные города Германии.

Был интересный случай, не помню, правда, в каком из городов. Один мальчик лет 10, сын мэра города, где проходил концерт, воспринял вступительную часть – танец лезгинку с папахами и шашками, как цирковое представление, и смеялся очень громко на протяжении исполнения всего номера. Немецкому зрителю любопытно было все: наши костюмы, танцы, песни, национальные инструменты и практически всегда были аншлаги.

Возвращаясь к теме фонограммы. На моем юбилейном концерте во время исполнения песни несколько раз обрывалась минусовка, из-за проблем с техникой. Каждый раз приходилось быстро собраться и после секундного замешательства, я продолжала петь, а танцоры танцевать под аплодисменты зрителей… И после окончания номера звучали долгие аплодисменты, наверное, не только потому, что номер понравился. Это было еще тем, что называется сопереживание артисту в форс-мажорных ситуациях, то есть, зритель эмоционально подключался к этой ситуации. Не думаю, что я бы получила такую поддержку зала, если  бы люди увидели, что я пою  под «фанеру».

 

— Вы никогда не выступали в нашем городе, планируете восполнить этот пробел?

— С удовольствием, буду ждать приглашения. Учитывая, что Дербент и Даг. Огни расположены недалеко друг от друга, мы воспринимаем их как один город. В Дагестанских Огнях была лишь раз – проводился концерт с участием певцов дагестанской эстрады, и было это лет 10 назад. Еще раз подчеркну, отрадно, когда зритель желает слушать именно тебя. Ради этого и творит, и живет настоящий артист…

 

Альбина ИБРАГИМОВА

№ 46, 17.11.2017