ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Агамет АГАМЕТОВ
(e-mail: gazetaogni@mail.ru)

Мы начинаем публикацию цикла статей под рубрикой «Город моей молодости». Сегодня своими воспоминаниями с читателями делится Агамет Агаметов.

Родился я в Ахтынском районе в 1936 году. Через год после моего рождения  умер отец. Моего старшего брата Джалала убили. По трагической случайности застрелил охотник. Отец серьезно заболел и так и не оправился.

В то время начали образовываться колхозы. У нас была отара овец и стадо крупного рогатого скота, перед смертью отец успел их передать в два  колхоза.

Мама была домохозяйкой. Русского языка не знала, не могла даже написать свое имя. А где работать необразованному человеку — только в колхозе. Была доброй и очень сильной физически. При необходимости перетаскивала стокилограммовые мешки на склад. Мой старший брат Алим не ходил в школу. Чтобы помочь матери, работал пастухом. Пока колхозное стадо мирно щипало травку, он самостоятельно учился играть на зурне и тютеке, на память играл народные мелодии. Позже освоил и кларнет. Алим стал хорошим музыкантом, хотя нигде не учился этому.  После школьных уроков я ходил на пастбище и помогал брату присматривать за скотом.

В то время в школе не изучали русский язык. Я окончил 4 класса с отличием. Через год наш учитель устроил меня в интернат в селе Ахты. Там я продолжил обучение. Жили в неотапливаемых помещениях ахтынской крепости. В бывших казармах помещалось более 60 человек.

В ахтынской школе преподавание велось на русском языке. Нам было нелегко, никто из нас (12 ребят) не знал русского языка. Ничего не понимая, мы заучивали  тексты по географии, биологии, истории наизусть. По русскому языку получали двойки и оставались на второй год.

Условия были суровые. И одноклас-сники, не выдержав, уехали обратно в село. Я остался, завел словарь, записывал новые слова и вскоре начал понимать то, что читаю. Пятый класс окончил с отличием.

Время было тяжелое. Кормили нас плохо. Хлеб (в сутки 500 г) был таким сырым, что его невозможно было есть. Один раз в неделю я приезжал домой за домашним хлебом. Через год наше село переселили в Новый Куруш Хасавюртовского района. Затем в тот же год — в чеченское село Бамматюрт, местных жителей в 1943 году выселили в Казахстан. Здесь я окончил 6-8-й класс с отличием.

Отремонтировав полуразрушенные до-ма чеченцев, мы стали жить в этом селе. Но здесь не было средней школы. Был вынужден поступить в Интернат Горцев города Хасавюрта.  Хорошо помню, как 30 августа  вечером мне вернули документы  — не было мест. Я сел на рабочий поезд Гудермес-Махачкала. Прятался то на крыше, то в тамбуре — не было денег и так  доехал до Махачкалы. Шел дождь, на крыше я промок до ниточки, но мне не удалось остаться незамеченным. Нарушителя поймали милиционеры. Но пожалели и оставили переночевать в  отделе, чтобы отдохнул и просох.

Учащиеся школы № 5 на субботнике 1979 г.

Утром направился в Министерство образования. Здесь удивились, что с такими хорошими оценками меня не приняли в интернат г. Хасавюрта и решили направить в интернат г. Каспийска. Условия здесь для того времени были шикарные. В 1956 году окончил среднюю школу с одной тройкой в аттестате по русскому языку. Учительница Мария Григорьевна не стала ставить мне двойку, так как по другим дисциплинам у меня было отлично и хорошо. В этот год Алима забрали в армию. Дома остались его жена с дочкой и наша мама. Я не стал поступать в вуз, чтобы не оставлять женщин одних. Работал в колхозе, но за тяжелую крестьянскую работу платили очень мало. В поселке Огни устроился на стекольный завод. Зарплата была тоже не ахти, получал 60-70 рублей. Поработав год, приехал домой, опять устроился в колхоз. Осенью из армии должен был вернуться брат, и я решил поступать. Заготовив сено и дрова  на зиму,  поехал в Махачкалу и поступил в ДГУ на физмат. На втором курсе меня женили. Свою будущую супругу, мою односельчанку, я знал хорошо. Мы договорились ждать друг друга. Думал жениться после окончания учебы. Но ее отец был человеком  строгих правил. Он  вызвал моего брата с мамой  и сказал, что не может долго держать дочку, что к ней приходят сваты и поставил условие: забирайте в этом году или он отдаст ее за другого. Ничего об этом разговоре с отцом моей возлюбленной домашние мне не сказали и тихо готовились к свадьбе.

В один прекрасный день в Махачкалу  приехал брат и говорит: – Одевайся, едем домой, завтра твоя свадьба. Вы представляете, завтра свадьба?!  Как я был удивлен,  словами не передать. Я был на практике,  пропустить ее без согласия ректора не мог. Вместе с братом мы пошли к ректору отпрашивать меня для женитьбы. Его эта новость заставила улыбнуться: — Куда спешишь Агамет, не рано ли тебе? Но, конечно, разрешил поехать домой. Свадьба состоялась. Все были довольны и ее отец, и моя родня.

Чтобы содержать семью, а вскоре у меня родилась дочь, на каникулах мы с  однокурсниками подрабатывали.  На 4-м курсе нас, 36 студентов, отправили на каменный карьер в азербайджанский поселок Дуаны. Сильные ветры, обычные в этой местности, поднимали пыль столбом, которая залепляла глаза, было трудно дышать. Уже на следующий день, не выдержав тяжелых условий, 34  студента уехали обратно. Остались я и еще один мой однокурсник. До обеда мы грузили камнем машины, а после обеда – вагоны, которые отправлялись в Дагестан. Я один грузил два вагона. В Махачкале была строительная компания, которая должна была рассчитаться с нами за работу. Однако мне деньги заплатить отказались. Сказали, что таких высоких нормативов еще никто не выполнял, решили, что я напугал тамошнего начальника, потому они так нереально завышены. А начальник–то был под  два метра, бывший баскетболист. Такого точно на испуг не возьмешь. Ждал я три дня, пока с Азербайджана не вернулись сотрудники этой строительной компании, которые подтвердили, что я действительно столько заработал. И мне все-таки выдали полагающиеся деньги. Никакой поддержки, внимания, решения каких-либо вопросов со стороны комсомольской организации не было. С тех пор мое доверие к этой общественной организации было подорвано.

После  окончания ДГУ меня направили в дербентский отдел образования. Там я познакомился с директором СШ № 5 поселка Огни Галиной Велиметовой. Она посмотрела мой диплом и пригласила на работу. Так с 1963 по 2012 год я проработал в этой школе.

С супругой жили дружно. Часто ходили в кинотеатр. Это сейчас в городе их нет, а тогда люди  после работы ходили на танцплощадку и в кино. Население поселка в основном было русское, а этот народ и к работе относится ответственно, и умеет культурно отдыхать. Танцплощадка была раньше в парке возле стеклозавода. После того как ее сожгли, был построен летний клуб. Зимний клуб был во Дворце культуры. Однако и этот летний клуб сожгли. Кто это сделал, так и не нашли, но помню, как возмущался директор завода Константин Козленко.

— Раз эти негодяи подожгли клуб, я построю новый и уже бетонный. Действительно построил. Сюда приходили люди с ближайших сел. Интересно было тогда. С удовольствием вспоминаю эти времена.

В начале 70-х годов  на моем попечении кроме моей семьи были и родители супруги. Тесть был парализован на правую сторону, не мог передвигаться, теще трудно было ухаживать за ним. Они жили в однокомнатной квартире по улице Ленина. Помочь им кроме нас было некому. Да и совесть не позволила бы оставить их без присмотра. В такие моменты всегда надо поставить себя на место других людей, молодость и сила не вечно нам даются, также как и жизнь.

Наша семья жила на Козленко, условий  никаких не было.  Обратился к  секретарю горкома партии Дербента с просьбой выделить квартиру. Объяснил, что мы с  супругой — учителя и у нас сложная ситуация. Нам нужно переселить к себе тещу с тестем, чтобы ухаживать за ними. Нужна квартира с санузлом.

Я работал в две-три смены.  Время было трудное, продуктов не хватало. Приходилось в 4-5 утра ехать в Дербент, чтобы отстояв очередь, купить мясо, масло, сахар на 2 семьи. Я предложил наши две квартиры, свою и тестя, обменять на большую жилплощадь с санузлом, чтобы мы могли жить вместе. В то время освобождалась квартира Наримана Салмановича — бывшего главврача огнинской больницы. У него была трехкомнатная секция на Квадрате. Мы были хорошо знакомы, и он мне предложил занять его квартиру. Я  подумал, что руководство вряд ли согласится, чтобы я сам выбрал квартиру и предложил ему заранее занести  свои вещи к нему, чтобы сказать – мол, квартиру я уже нашел и уже даже обосновался. Нариман Салманович вначале согласился, но на следующий день отказал, извинившись. Секретарь городской партийной организации пригрозил ему, что если он отдаст мне свою квартиру, то в Дербенте жилье не получит. Мне ничего не оставалось, как писать жалобу в вышестоящие инстанции. Приехали проверяющие и убедились, что я пишу правду. Однако никаких положительных решений по моему делу не было принято. Написал  во второй раз. Снова приехали, проверили и уехали.

Когда дочь поступала в вуз,  поехал с ней в Москву. Там   зашел в редакцию  газеты «Правда». Меня заверили, что помогут. Приехал домой, меня вызывает  тот самый секретарь. Он был возмущен, что я обратился в редакцию центральной газеты, но вынужден был сменить гнев на милость. В 1978 году стекольный завод начал строить дом по ул. Чкалова. Это был единственный дом в нынешнем микрорайоне, рядом  —  только пустырь. В сентябре 1979 года дом был сдан. Я был тогда в Москве, теперь поступал сын. Получил письмо от супруги, она сообщала о получении квартиры. Нашему счастью не было предела. Трудно было до конца в это поверить. Вернувшись,  убедился, что действительно нам выделили квартиру. Сделав небольшой ремонт, мы переселились. Жизнь наладилась.

Какие бы трудности не преподносила судьба, все можно пережить и пройти, когда рядом с тобой понимающий и поддерживающий тебя человек. С супругой мы воспитали пятерых детей. В 2011 году ее не стало. Смерть спутницы жизни стала для меня настоящей трагедией. Из-за стресса резко испортилось зрение и слух. Никому я в этом не признавался, но без супруги и на работу ходить не было желания. Проработав год после ее смерти, ушел из школы.

Моя жизнь никогда не была легкой. Я не был, конечно, ангелом. Бывало в жизни все, возможное и невозможное. И острые коллизии, и предательства, и потери. Но главное в том, что я держался на плаву и старался не падать духом. Смог противостоять ударам судьбы только благодаря пониманию родных.

Но верно говорят: время лечит. Острая боль прошла. Сейчас, все чаще размышляя о жизни, понимаю, что  несмотря ни на что был счастлив.

 

Сюзана САФАРБЕКОВА

№ 50, 15.12.2017

Яндекс.Погода
Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31