ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Правдивый анализ уроков прошлого поможет решить сегодняшние проблемы в сельской экономике. Сегодня, пожалуй, главное — вернуть крестьянину утраченное в прежние годы положение хозяина земли, пробудить чувство любви к ней, уверенность в завтрашнем дне.

 

ВЫБОР БЫЛ СДЕЛАН В 20-Е ГОДЫ ПРОШЛОГО ВЕКА

Известные учёные — экономисты Николай Кондратьев, Александр Чаянов и другие считали, что рыночная экономика, семейные подрядные хозяйства, кооперация, стимулирование свободного предпринимательства помогут стране выйти на новые рубежи.

Партийные и государственные деятели Николай Бухарин и другие предлагали выбрать смешанную экономику, найти баланс между сельским хозяйством и промышленностью, сохранить элементы частного предпринимательства в условиях господства государственной экономики.

В конце 20-х гг. ХХ века партийное руководство уверенно взяло курс на коллективизацию сельского хозяйства. Теоретические разработки и выводы учёных-экономистов оказались противоречащими генеральной линии партии — общенародной собственности, их исключали из партии, подвергали репрессиям, высылали в другие области.

Как мы знаем, задачу создания развитой промышленности, советская Россия унаследовала от России дореволюционной. Первые шаги в этом направлении были сделаны во второй половине XIX века. Высокими темпами росла промышленность и в начале XX столетия, но первая мировая и гражданская войны, разруха времен «военного коммунизма» отбросили экономику страны далеко назад.

 

КЛАССОВАЯ БОРЬБА В ДЕРЕВНЕ

В 20-е годы большинство населения СССР жило в деревне, народ получил обещанную землю и занимался индивидуальным сельским хозяйством. Новую власть такая ситуация, конечно, не устраивала, она стремилась контролировать все в стране. С этой целью более зажиточных, предприимчивых крестьян объявляли «кулаками», у середняков также не было стимула расширять производство, они боялись попасть в разряд кулаков. В ответ они сокращали посевные площади, продавали машины, деньги и ценности прятали. Богатеть было опасно в сложные и трагические 20-е годы в буквальном смысле слова.

Чтобы узнать, как создавались колхозы, обратимся к роману Михаила Шолохова «Поднятая целина». Герой романа середняк Кондрат Майданников, хотя и вступает в колхоз по доброй воле, но тоскует по тому добру, которое тяжким мужицким трудом было нажито в годы Советской власти. Был принят путь, который так нравился Шарикову («Собачье сердце» Михаил Булгаков), — все отнять и поделить.

 

НАРУШЕН ПРИНЦИП ДОБРОВОЛЬНОСТИ

На 15 съезде ВКП(б), проходившем в декабре 1927 года, был взят курс на коллективизацию крестьянства и ликвидацию кулачества как класса.

Коллективизация создала условия для перекачки средств из деревни на нужды индустриализации. Она помогла создать легкую и тяжелую промышленность, обеспечила советскую власть всем необходимым, по пятилетним планам по всей стране были построены заводы, фабрики, гидроэлектростанции, плотины, уничтоженные за годы революции и гражданской войны.

Но коллективизация проводилась насильственными мерами, сопровождалась массовыми репрессиями в отношении не только кулаков, но и среднего крестьянства. Был нарушен самый главный ленинский принцип, принцип добровольности. Разная была судьба тех, кого уводили из деревни «тройки» НКВД без суда и следствия, их семьи ссылались в отдаленные районы страны, имущество конфисковывалось.

Если оценить обстановку того времени словами человека, которого называют совестью ХХ века, Александра Солженицына, в период коллективизации «искоренили сотни самых трудолюбивых, распорядительных, смышленых крестьян, тех, кто нес в себе устойчивость русской нации». Горьковские герои (пьеса «На дне») стали героями дня.

 

КРЕПОСТНОЕ ПРАВО ИЛИ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ

И если мы уйдем от советской пропаганды и взглянем на события тех дней непредвзято, то отчетливо увидим признаки, которые делают схожими коллективизацию и крепостничество. Крестьяне при крепостном праве жили общинами в деревне, они не получали деньги, подчинялись хозяину, были ограничены в свободе передвижения. С колхозами ситуация была такая же. Крестьяне жили общинами в колхозах, за свой труд они получали не деньги, а продукты, подчинялись главе колхоза, и из-за отсутствия паспортов не могли покинуть коллектив. Фактически советская власть под лозунгами социализации вернула в деревню крепостное право. Да, это крепостное право было идеологически выдержанным, но суть от этого не меняется. В дальнейшем эти негативные элементы, правда, были во многом устранены, но на начальном этапе все происходило именно так.

 

ВОЙНА БЫЛА ОЖИДАЕМОЙ И ЗАКОНОМЕРНОЙ

Действительно, лишь вторая мировая война стала по-настоящему мировой, тотальной, преступившей всякие законы и нормы человечности. Разрушение мирных городов, самые невероятные пытки и концентрационные лагеря, массовое уничтожение пленных и целых народов — таких методов ведения войны не знала вся предшествующая история. Символической точкой эпохи стало торжество техники уничтожения человека. После ядерного взрыва над японским городом Хиросимой 6 августа 1945 года в один момент погибли и получили ранения более 140 тысяч людей. Мир оказался на грани мгновенного уничтожения всего человечества.

СССР готовился к войне, вел сложные игры с гитлеровской Германией (в 1939 году между странами даже был заключен договор о дружбе и взаимном сотрудничестве), но все равно нападение немцев 22 июня 1941 года оказалось для страны неожиданностью. Расширившиеся в 1939 году границы государства были плохо укреплены. Многие военачальники оказались жертвами террора. Сталин не верил информации разведчиков, называвших даже точную дату вторжения. Атмосфера Госстраха не способствовала правильным решениям. Уже в конце года гитлеровские войска оказались у окраин Москвы.

На время было забыто о «врагах народа», «обострении классовой борьбы», «проклятом прошлом» и прочих разъединительных лозунгах предвоенного времени. Напротив, власть делает все, чтобы связать разорванные революцией концы старой и новой истории. На помощь в страшной борьбе привлекается весь тысячелетний опыт русской истории: полководцы, писатели и ученые, даже цари.

За спиной русских людей были родные могилы и тысячелетняя история. Но основную тяжесть войны вынесло первое советское поколение — люди, родившиеся на рубеже двадцатых годов. У поэта Бориса Слуцкого (1919-1986) есть такая строфа: «Девятнадцатый год рожденья — Двадцать два в сорок первом году — Принимаю без возраженья, Как планиду и как звезду. Выхожу, двадцатидвухлетний И совсем некрасивый собой, В свой решительный и последний, И предсказанный песней бой. («Сны», 1956).

Поэт полемизирует с Маяковским («Иду — красивый, двадцатидвухлетний» — «Облако в штанах») и цитирует пролетарский гимн «Интернационал» («Это есть наш последний и решительный бой»). Но главное — он без возражений принимает на себя ответственность за страну.

Настоящая правда о войне писалась в 60-80-е гг., когда в литературу пришли те, кто сам воевал, сидел в окопах, командовал батареей и бился за «пядь земли», побывал в плену. Литературу этого периода назвали «Лейтенантской прозой» (Юрий Бондарев, Григорий Бакланов, Василь Быков, Константин Воробьев, Борис Васильев, Владимир Богомолов). Их долго не печатали за «дегероизацию» событий.

«Война – это повод поговорить о хорошем и плохом человеке. Любитель правильных фраз порой оказывался трусом, а недисциплинированный боец совершал подвиг», — писал Василь Быков.

Людей, которые победили страшного врага, снова надо было запугать, сделать послушными. Этот парадокс, произошедший с поколением победителей, хорошо почувствовал Иосиф Бродский, он обращается к маршалу Жукову: «Спи! У истории русской страницы Хватит для тех, кто в пехотном строю смело входили в чужие столицы, Но возвращались в страхе в свою. («На смерть Жукова», 1974).

Госстрах и Госужас возвращаются в советскую жизнь, хотя и не в прежних масштабах. Братья и сестры снова становятся для власти «винтиками» или «лагерной пылью».

 

НАСТУПИЛО ВРЕМЯ «ОТТЕПЕЛИ»

После недолгой, но сложной внутрипартийной борьбы новым руководителем партии и страны становится Никита Хрущев (1953-1964).

Из лагерей начинают массово выпускать ни в чем невиновных людей. Ослабевает цензура, понемногу публикуются произведения репрессированных и запрещенных авторов. Атмосфера ранних шестидесятых напоминает о первом послеоктябрьском десятилетии: после десятилетий испытаний и трагедий люди начинают с надеждой и верой вглядываться в будущее, пытаясь разглядеть там контуры гармонического социального мироустройства.

Хрущевские идеи и проекты были фантастичны, плохо сочетались с реальностью. Его попытки улучшить сельское хозяйство привели к продовольственному кризису и введению — уже в мирное, а не военное время — карточной системы. Стремление доказать преимущества коммунистической идеи привело к конфликту с США и поставило мир на грань ядерной войны.

Многие старые чиновники сталинской эпохи не могли простить новому главе государства разоблачения их вождя. В 1964 году в результате внутрипартийного заговора Хрущев был отстранен от власти. Новым руководителем партии и государства был избран Леонид Брежнев.

 

ЭПОХА ЛЕОНИДА БРЕЖНЕВА (1964-1982)

Общество и государство потеряли цели и ориентиры, не успевали откликаться на вызовы времени. В 1968 году было принято решение о вторжении в Чехословакию для защиты «завоеваний социализма», но вопреки воле большинства населения «братской социалистической» страны. Еще более серьезные последствия имел ввод советских войск в соседний Афганистан (1979), превратившийся в необъявленную вялотекущую войну, завершить которую удалось лишь через десятилетие (1989).

Для нового поколения атмосфера Госстраха постепенно становится прошлым, в стране появляются диссиденты (несогласные, инакомыслящие), требующие обновления общества, выступающие за свободу, точное выполнение конституции и советских законов.

«Век-волкодав» (по выражению поэта Осипа Мандельштама) в эти десятилетия, к счастью, постепенно теряет зубы. За свою деятельность диссиденты получают «всего лишь» лагерные сроки. С главными же фигурами диссидентства власть расправляется более «гуманными» способами. Солженицына высылают за границу (1974), академика Андрея Сахарова — в город Горький (1980-1986).

Оценка последних десятилетий истории советского общества зачастую прямо противоположна. Идеологи перемен полемически называли это время застоем. Те же, кто был недоволен происходившими в 1980-е годы событиями, привык жить по присказке «лишь бы не было войны», считали его самым спокойным и благополучным в советской истории.

 

ВРЕМЯ ПЕРЕСТРОЙКИ И ДЕМОКРАТИИ

Последующие партийные и государственные лидеры Юрий Андропов (1982-1984) и Константин Черненко (1984-1985) находились у власти так недолго, что не успели обозначить свои позиции, сформировать эпохи. Получивший власть седьмой генеральный секретарь Михаил Горбачев (1985-1991) объявил о решительных переменах. Лозунгами новой эпохи стали перестройка, ускорение и гласность.

Перестройка вылилась в калейдоскоп стремительно меняющихся событий, завершившихся в декабре 1991 года исчезновением СССР и возникновением в его границах пятнадцати самостоятельных государств (бывших союзных республик), каждое из которых начало (или продолжило) свою собственную историю. Последний исторический рубеж образовался совсем недавно, на наших глазах. Его определили такие события, как разрушение Берлинской стены и воссоединение Германии, исчезновение Советского Союза, окончание холодной войны и возникновение нового мирового порядка.

В русской истории в три четверти столетия поместились две мировые войны и война гражданская, три (или четыре) революции, коллективизация и модернизация, «Архипелаг ГУЛАГ» и полеты в космос.

Многие философы утверждали, что завершилась трагическая, полная конфликтов, история ХХ века, начинается долгий период мирного, эволюционного развития, которое трудно назвать историческим в привычном смысле. «История прекратила течение свое», — как будто пародировал подобные теории столетием раньше Михаил Салтыков-Щедрин.

Но история быстро отомстила благодушным историкам. 11 сентября 2001 года весь мир в ужасе смотрел на одну и ту же телевизионную картинку: захваченные террористами самолеты врезались в небоскребы Всемирного торгового центра, одного из символов могущества США. Эти события заставили говорить о начале «настоящего ХХI века», который будет определять конфликт цивилизаций. Началась новая эпоха, история снова двинулась в неведомое будущее, возникли новые конфронтации и проблемы, свидетелями или участниками которых окажутся люди ХХI века.

Двадцатый век завершился тем, что Россия еще раз, как и в 1917 году, изменила границы, название, государственный строй. Молодая Российская Федерация, вероятно, еще долго будет разбираться со своим прошлым, с наследием Российской империи и СССР. Меняются государственные праздники и государственные символы, резко поляризовано отношение к разным историческим фигурам, политикам, чиновникам, военным.

 

P.S.

Мы начали свой рассказ с XVIII века, так как лучшие прогрессивные преобразования в странах Европы начались в этот период, в этом немалую роль сыграли эпоха Просвещения и французская революция (1789-1799гг.), которые ускорили развитие капитализма, оказали влияние на всю последующую борьбу народов за принципы демократии.

К началу XIX века Россия была такой же крупнейшей державой, как Англия и Франция, хотя значительно отставала от них по уровню экономического развития. У неё был шанс пойти по такому пути, каким шли эти крупные державы. Например, Пётр Столыпин в начале XX века предлагал прогрессивный эволюционный путь развития страны. Однако в российской власти и обществе в то время оставалось все меньше людей, которые могли или хотели противостоять надвигающим революционным потрясениям.

Долгим и трагическим был путь России к демократическому правовому государству (пока трудно назвать её демократическим), где должны господствовать дух свободного предпринимательства и конкуренции, неприкосновенность частной собственности при одновременном ослаблении государственного контроля и возможности свободной экономической деятельности.

Нет у нас иного пути, кроме как западного, он заложен нашей прошлой историей. Россия, как государство, рождалась на пересечении путей восточно-европейской торговли, на пути из варягов в греки. Современное российское государство было дважды создано на основе западных теорий и моделей — петровская европеизация, а потом — ленинский коммунизм. Все эти инновации пришли к нам с Запада.

 

Рамазан ОСМАНОВ

№ 40, 06.10.2017

Комментарии:

Яндекс.Погода
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Реклама Реклама Реклама
Яндекс.Метрика