ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Почему советник по воспитанию — это не «политрук»

В школах десяти регионов появятся советники директоров по воспитанию и работе с детскими объединениями. Будут ли они заниматься идеологией? Ставить двойки за поведение? Защищать детей от негатива в соцсетях? Чем на самом деле займутся эти люди, в эксклюзивном интервью «Российской газете» рассказала исполнительный директор Российского движения школьников (РДШ) Ирина Плещева.

Ирина Владимировна, советников-воспитателей уже называют «политруками» и «комиссарами» и «массовиками-идейниками». Ваш вариант?

Ирина Плещева: Не нужно ничего выдумывать. Конкурс среди будущих советников по воспитанию и работе с детскими объединениями, который объявили министерство просвещения и Российское движение школьников, называется «Навигаторы детства».

Мы хотим, чтобы этот человек помогал ребенку выбрать свою траекторию в жизни. Нравится волонтерство? Увлекаешься наукой или техническим творчеством? Любишь литературу?.. Есть масса конкретных проектов — «Волонтеры Победы», «Живая классика», «Большая перемена» и другие.

Проблема в том, что у многих педагогов просто нет времени и сил погружаться во все эти и другие возможности. В школе есть план воспитательной работы, зачастую формальный: «Дети, сегодня у нас веселые старты, а завтра — капустник». Кому это нужно? Боюсь, что только чиновникам для отчетов. А дети давно живут другими форматами.

Создать внутри школы развивающую среду, в которой ребенку интересно жить и общаться, не только на уроках, но и после них… Воевать с гаджетами за внимание и вовлечение детей — это сложная, прямо-таки «штучная» педагогика. Здесь нужно быть немного и психологом, и да, массовиком-затейником.

Зачем воевать с гаджетами? Это как воевать с ветром…

Ирина Плещева: Гаджеты — лишь инструмент. Мы хотим, чтобы как можно больше детей вместо виртуальных лайков получали «ачивки» в реальной жизни. Вместо бездумного поглощения контента в соцсетях участвовали в проектах, которые меняют их жизнь, школу, город к лучшему.

Педагоги знают: есть активные ребята, отличники, которым всегда все можно поручить. Есть «одаренные» и «талантливые», на которых школа делает ставку и отправляет на олимпиады. А есть — условно — хулиганы и двоечники, с которыми приходится специально работать.

Но огромной массе «обычных» детей внимания не достается. Чем-то там они занимаются, ходят в платные секции или к репетиторам. А может, и не ходят. Может, сидят целыми днями у экранов, — школу это не особо интересует.

Вот эти «обычные» дети из обычных семей, которых на самом деле большинство, они сегодня в самой большой зоне риска. Они задают нам вопросы: «А если я не талантливый? Если еще не нашел себя? Мне можно дать шанс в жизни?» Наша задача — зацепить именно их: что-то предложить, увлечь, зажечь искру. Школьные учителя сами не справятся, им нужна помощь.

Кто сможет стать советником-воспитателем? Должен ли он быть «зумером» или «бумером»? Обязательно ли педагогическое образование?

Ирина Плещева: Я вижу его человеком, который может объяснить физику на примере популярного у школьников мульт-фильма «Рик и Морти». Понимает, чем киберспорт отличается от компьютерной зависимости. Знает популярные мемы и тикток-тренды, сидит в тех же соцсетях, что и школьники.

У нас в WhatsApp есть группа, где сидят несколько сотен старшеклассников-активистов из всех регионов. Спрашиваю ребят — кого они хотят видеть «навигаторами детства»? Ответ — «это молодой человек, который нас понимает, который может отстаивать наши запросы перед школьной администрацией и родителями».

Мне 33 года. Работаю на полставки педагогом-организатором в одной из подмосковных школ. Кажется, что ребятам в 8 «А» ничего не интересно, они только и делают, что готовятся к ОГЭ. 8»Г» — вообще ни слова из них вытянешь: ни поддержать, ни поспорить.

Не так давно обсуждали с ними работу волонтеров. Вышла после классного часа вся вымотанная. А потом догнали в коридоре две девчонки и говорят: «Как думаете, а если мы сейчас английский подтянем, нас возьмут работать с иностранными туристами?» И тут я поняла, что их немножко «качнуло». Но это было очень тяжело.

Поэтому «навигаторы детства» — не очень взрослые люди, но у которых уже есть опыт педагогической, вожатской работы. Студенты-старшекурсники или выпускники педагогических вузов, которые бы относились к детям с искренним интересом. Психологическое, техническое образование мы тоже рассматриваем, потому что у детей есть на это запрос.

Работа с детьми — не из легких, люди на ней выгорают. Не боитесь большой текучки?

Ирина Плещева: Для этого мы и запускаем эксперимент в 10 регионах, чтобы тонко настроить систему. Хотим понять, как найти именно тех людей, которым эта работа подойдет. Выбрали пока небольшие школы, максимум на 250 детей. Больше, по нашим расчетам, одному человеку не потянуть.

Это первая волна, но в течение года будем еще добирать людей. Повысить квалификацию «навигаторов» поможет «Артек».

Чему в «Артеке» научат советников-воспитателей?

Ирина Плещева: Будет несколько модулей. Лучшие вожатские практики «Артека», возрастные особенности детей, методики работы с «трудными» подростками. Особое внимание — на цифровые инструменты в образовании и воспитании, социальные сети.

Все российские школы уже представили свои программы воспитания, календарный план мероприятий. Вы видели хотя бы одну?

Ирина Плещева: Да, один из вариантов как раз лежит у меня на столе. Там вроде очень правильные и разумные вещи. Но я уже просмотрела десятки подобных программ: проблема в том, что большинство из них написаны как под копирку. Формальный подход дети чувствуют сразу же, их не проведешь. Поэтому в «Артеке» каждый «навигатор» подготовит и будет защищать именно свою программу воспитания, созданную для своей школы, для своих учеников.

Читала проект профстандарта для советников-воспитателей. Он сейчас обсуждается. Скажу честно, это ужас — миллион обязанностей. И за все это — 15 тысяч рублей в месяц?

Ирина Плещева: 15 тысяч — это базовая ставка, которую советник-воспитатель будет зарабатывать как сотрудник «Росдетцентра». Для студентов в регионах это хорошая доплата. Кроме того, советник-воспитатель может быть параллельно трудоустроен в школе. Скажем, на полставки — как педагог-организатор, педагог дополнительного образования, или учитель-предметник с очень небольшой нагрузкой. В целом мы рассчитываем, что его зарплата будет на уровне региона.

Можете критиковать, но я убеждена: большинство пройдет на эту работу точно не из-за денег. Но если мы покажем хорошие результаты в пилотных 10 регионах, то поборемся за увеличение «стоимости» такого специалиста, когда этот проект придет во все регионы.

В утвержденной программе «Десятилетие детства» есть пункт «Разработка перечня показателей эффективности воспитательной деятельности». Опять бесконечные отчеты?

Ирина Плещева: Скажу так. Отчетность будет минимальная. Но совсем без этого не обойтись: все-таки выделяются бюджетные деньги.

Поэтому уже сейчас разрабатывается мобильное приложение, в котором «навигаторы детства» смогут общаться с нами напрямую, задавать вопросы, получать поддержку в режиме реального времени. И там же, надеюсь, можно будет отправить отчет в два клика.

Будут ли советники-воспитатели ставить оценки за поведение? За «успехи в патриотизме»?

Ирина Плещева: Ни в коем случае! Патриотизм — это не про даты в календаре и не про «обязаловку». Это любовь к родителям, уважение к старшим. Это искренняя радость за наших спортсменов, неподдельная гордость за открытия наших ученых, восхищение нашими музыкантами… И все эти чувства можно заложить в ребенка только через погружение в эти эмоции.

Но что интересно? Мы хотим сделать систему бонусов — виртуальных баллов для самых активных школьников. Их можно будет копить и обменивать, скажем, на билеты в кино, на крутую футболку, или даже на поездку в «Артек»! Разве плохо? Это будет премия для ребят за их активность, такой «пряник». А «кнута» не будет.

А идеологией «навигаторы» будут заниматься?

Ирина Плещева: До недавних событий ТikТоk был абсолютно аполитичным — танцульки, лайфхаки, ляпы, приколы, мальчики и девочки, любовь, лайки. Взрослые люди в грязных целях использовали эту социальную сеть, подняли хайп. И дети начали задавать вопросы. Ну так нам нужно не закрываться, не пугать подростка страшилками «не ходи на митинг, будут магнитные бури, срочно в субботу пишем контрольную…». Дети не идиоты. Если они об этом спрашивают, нужно найти слова и смелось честно отвечать, почему это опасно. Это первое.

Второе. «Навигаторы детства» будут заниматься именно воспитанием, а не идеологией. И если благодаря их работе все меньше подростков будет состоять в полиции на учете по делам несовершеннолетних… Если будет меньше жестокости, травли, если никто не будет плясать на памятниках, разве это плохо? Разве плохо, если выпускники школ не будут путать государственные флаги России и Франции? Объясните мне, против чего выступают все эти критики? И что плохого, если вместо мыслей «побухать» и «приторчать», у школьника благодаря «Навигатору детства» в голове будет желание получить интересную профессию, найти хорошую работу?

Почему в школе растет агрессия и нетерпимость?

Ирина Плещева: Агрессия растет не в школе, а в целом в обществе, в семье. Дети лишь считывают наши сигналы. Когда родители читают нотации о пользе чтения, а сами не вылезают из телефонов… Когда говорят: «уважай старших», а сами орут на него матом. Когда «алкоголь и табак — плохо», а сами садятся за руль пьяными, курят на глазах у детей. В ответ может быть две реакции: либо дети подражают, либо, наоборот, ненавидят. И обиду начинают вымещать на своих сверстниках, на учителях, на себе. Я очень хочу, чтобы родители задумались: какую атмосферу внутри семьи они создают?

Воспитание — всегда личный пример. Прописная истина? Именно она. Но как же важно о ней не забывать. В первую очередь, нам, взрослым.

А что касается «трудных» подростков, которые, скажем честно, были во все времена, то они не должны сталкиваться с еще большей агрессией, в них нельзя растить еще большую обиду на общество. И есть прекрасные методики работы с такими детьми, мы будем учить этому в «Артеке». Есть прекрасный опыт Московской области. Пятнадцать лет назад, еще при губернаторе Громове, замом по социально-образовательной части работала Лидия Николаевна Антонова — очень известный среди педагогов человек. Она в Дмитровском районе, в колхозе, сделала лагерь для трудных подростков. Днем они собирали морковку и зарабатывали деньги. А вечером с ними работали педагоги-вожатые, вели отряды, орлятские костры. Когда у ребят заканчивался летний лагерь, они возвращались домой уже немножко другими людьми. Возвращались с деньгами, которые заработали на морковке. Это сложная, подвижническая работа. А еще очень современный и интересный опыт Нижнего Новгорода: там недавно открыли «Хулиганов дом» — классный центр наставничества, который помогает «сложным» подросткам в трудной жизненной ситуации.

_


Ксения Колесникова

№ 10, 19.03.2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *