ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Разбитые фонари, сломанные скамейки и ограждения, вытоптанные цветники… Городские власти пытаются определить причины массового вандализма, при этом не осознавая или не желая осознавать, что у явления есть социальные корни – бесчинствуя на улице, люди выражают протест против существующего положения дел, действующей власти.

Специалисты называют два основных типа современного российского вандализма. Одни наносят ущерб городскому хозяйству ради получения материальной выгоды. Это проявляется в выкапывании саженцев цветов, в краже брусчатки, ливневых решеток, люков и мусорных урн – изделия из металла можно сдать в пункты приема. Другие, в основном молодежь, ломают и разбивают чисто из хулиганских побуждений.

Однако, как отмечают психологи, к незаконным действиям и тех, и других толкает социальная несправедливость. Взрослых вандалов привлекает не только возможность таким образом заработать, выламывая железный забор, уверены психологи, они выражают свою обиду на судьбу, на существующую действительность, на свое положение в обществе. Молодежная агрессия также проявляется на подсознательном уровне – зачастую вандалы спустя какое-то время даже сами себе не могут объяснить ни мотивации, ни целей, ни смысла своих поступков. Вандализм – это подсознательное недовольство жизнью.

Подростки протестуют против чудовищного социального расслоения в обществе, игнорирования их проблем со стороны взрослых. Полноценный культурный досуг доступен сегодня единицам. Остальным молодым людям хватает денег разве что на дешевое пиво и энергетические напитки, которые только усиливают агрессию.

Свое негативное влияние, говорят социологи, наносит и современная городская среда, превратившаяся в огромный рынок: сплошные магазины и кафе, там, где нет витрины, обязательно висит реклама. Глазу современного горожанина отдохнуть не на чем, потому раздражение нарастает. Плюс ко всему из-за массовой застройки с уничтожением зеленых зон подросткам негде развернуться, негде погулять.

Бороться с проявлениями вандализма в мэрии пытались с помощью установки систем видеонаблюдения. Однако очевидно, что видеокамеры – это борьба не с причиной, а со следствием вандализма.

Не лучше ли организовать-таки молодежь, занять, увлечь шатающихся без дела подростков?

Тот факт, что современное подрастающее поколение склонно к вандализму, сложно опровергнуть: взрослеющие дети делают непристойные надписи на стенах, крушат детские площадки, ломают скамейки и урны в парках, внося большой вклад в разрушение городской среды.

 

► В советское время подростки не ломали, а напротив активно включались в процесс городского благоустройства.

Вот здесь и кроется первый корневой отросток проблемы: не хочется рушить то, что делаешь своими руками, а если ничего не делаешь, то и ценности труда не понимаешь.

Советские подростки начинали ценить чужой труд лишь поняв, насколько он сложен. Взрослеющих детей активно привлекали к труду на благо всего общества. Сначала (в сороковые-пятидесятые) из-за нехватки рабочих рук, а затем, вплоть до восьмидесятых-девяностых, в качестве воспитательного приема.

И подростки результатами своего труда гордились!

Неразбериха девяностых внесла большие коррективы в воспитательную систему, а в нулевых-десятых годах 21-го века школьников вообще оградили от общественно-полезных занятий, объявив это «незаконным использованием детского труда».

Подростки перестали трудиться – как результат, перестали уважать чужой труд. Но это далеко не все.

 

► Второй источник проблемы: досуг современных подростков не организован, нет путей позитивного выхода энергии.

Вспомните: раньше подросток был занят практически весь день: после школы — продленки, занятия во дворце пионеров и в школах дополнительного образования.

Подростки посещали множество кружков по интересам – от «юного радиотехника» до «вязания на спицах». Они были погружены в интересные и полезные дела.

Теперь же предоставлены сами себе. Начиная с девяностых, организацию их досуга практически забросили. А что делать подростку? Энергия его буквально раздирает, она ищет выход! И если не находит положительных путей – использует отрицательные. Оттуда и вандализм в парках и на детских площадках: юнцу нужно что-то делать, как-то проявлять себя, вот он и идет путем разрушения, раз других путей нет.

 

► Третий пункт: негативные эмоции и стресс, порожденный временем.

Стабильности сейчас нет, подрастающие дети видят много несправедливости, социальное неравенство, низкий уровень жизни. Взрослая жизнь пугает. Страх порождает озлобленность. Озлобленность находит выход в разрушении: сломал скамейку – выплеснул ярость, и стало немного спокойнее.

Сейчас подростки настолько погружены в гаджеты и виртуальный мир, что нередко испытывают проблемы к адаптации в мире реальном. У них намного меньше социальных связей и меньше друзей, при этом они получают очень много грязи и информационного шума по СМИ.

Их восприятие перегружено от быстро сменяющих друг друга картинок на экране – как следствие, появляется тревожность, которую легче всего снять с помощью агрессии (что-нибудь сломать). А у нас во многих городах от былого благоустройства-то лишь скамейки да урны и остались. Вот их и ломают.

 

Справедливости ради надо заменить, что в последние 7-8 лет подростки стали менее нервные.

После глобального обвала воспитательной системы перестроечного периода, внутри общества вновь начали формироваться островки стабильности, и подростки, которым повезло на них попасть, направили свою неисчерпаемую энергию в положительное русло. Возможно, секрет воспитания сознательного подрастающего поколения кроется именно в создании стабильной жизни, полной уверенности в завтрашнем дне, дающей надежду на благополучное будущее, когда есть желание созидать, улучшать и сохранять то, что уже придумано во благо человека.

 


№ 40, 06.11.2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *