ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

С научным работником музея Назлуханум Гаджиевой я знакома давно. Однажды мы с ней разговорились, и она поделилась со мной историей своей нелегкой жизни, которая для многих может стать примером. После смерти матери все тяготы по воспитанию большой семьи легли на хрупкие плечи совсем еще юной девушки.

Я родилась в 1955 году в Махачкале. Через год после моего рождения родители переехали в Дагестанские Огни. Жили мы на улице Герцена. В семье — семеро детей. Я старшая.  Наше детство нельзя назвать счастливым. Жили мы очень бедно, еды не хватало.

Родители работали на стеклозаводе. Отец — грузчиком на складе, а мама — в цехе, производившем силикат-глыбу. Обычно рабочие получали 80-90, а ей платили 120 рублей. Чтобы прокормить семью, она пошла на вредное производство. Мама работала на конвейере, по которому поступало горячее стекло. В 1970 году она родила сына, а через год заболела раком. В это время я поступала на  факультет филологии в Махачкале, мама тогда  лежала в онкологии. После каждого вступительного экзамена я бегала в больницу проведать ее. Врачи сказали, что она обречена, и ей ничего уже не поможет. Пришлось бросить учебу…

Мама очень переживала за младшего сына и просила, чтобы я за ним присматривала. Беспокоилась о нас всех. В  последние дни не знаю почему, маме даже морфий не кололи. Умерла она в адских муках, сутки была в агонии. Ей было всего 44 года. Целый год у меня в ушах стоял ее стон. Плакала дни напролет. Но жизнь продолжалась. Как старшая сестра я сознавала ответственность за братьев и сестер. Представьте себе, 7 детей  и самому маленькому — 4 года.

В это время в СПТУ открылись 8-месячные курсы оператора-птицевода, и я поступила в училище. Стипендия была 80 рублей. Теперь я могла что-то купить для дома.

После окончания курсов нас отправили работать в Дербент на птицеферму. Мы вакцинировали кур. Руки были постоянно в царапинах. Получала 120 рублей. Узнав, что у нас многодетная семья, а мама умерла, руководство фермы выделяло мне птицу, яйца. Это нас очень выручало.

Как и любой молодой девушке, мне хотелось выглядеть хорошо. Но покупала одежду редко, чаще перешивала, что-то дарили.

Проработала на птицеферме 6 лет. Потом — 16 лет на заводе шлифовальных станков.

Братья и сестры учились неплохо. Я уделяла много внимания их учебе и воспитанию. Младший брат с отличием окончил СПТУ. Помню, меня вызывали на родительское собрание. Ты что плохо учишься? — спрашиваю у Надыра. Тот ничего не ответил. Я пошла в училище, вижу в фойе его фото на доске почета. С души чуть отлегло, значит дела не так уж и плохи. Здесь собрались родители студентов. И вот нас пригласили  в класс. А там на стене тоже фотография Надыра. Преподаватель начал жаловаться на плохую посещаемость, поведение и успеваемость. Тут я опустила голову, ну мало ли что. Очередь дошла и до моего брата. И преподаватель говорит: — вот у этого мальчика нет родителей, его воспитывает старшая сестра, но он пример для всего училища.

Когда я работала на шлифовальном заводе, приносила лампочки маленькие, чтобы Надыра дома чем-то занять. И он сконструировал из них двигатель. Его работу отвозили даже  в Махачкалу на конкурс.

После собрания родители других ребят стали подходить ко мне и благодарить за то, что я без матери воспитала такого примерного парня. После окончания училища, как лучшему ученику ему дали путевку в  Германию. А денег у нас, как всегда не было. Он конечно горел желанием поехать, но видя обстановку дома,  решил не поднимать эту тему. Я узнала об этом от преподавателя. У меня были отложены триста рублей, долго копила их на пальто. Решила, что на пальто я еще накоплю, а вот шанс побывать в Германии выпадает один раз. Надыр поехал на неделю в Германию. Приехал отдохнувший, довольный, что мир повидал. Он был очень  благодарен мне за эту поездку.

Да и сейчас мои братья и сестры не забывают о том, что я заменила им мать.

Спустя год после смерти мамы пришли сватать сестру Саимат. Жених был из села Ширвановка Кусарского района Азербайджана.

Приданного у нее не было. Собрали, что могли. Даже  продуктов не было, чтобы приготовить какую-нибудь праздничную еду. Брат поймал рыбу, мы ее пожарили, наварили борща и накрыли стол для гостей.

В браке сестра родила двоих прекрасных детей: мальчика и девочку, но после 15 лет совместной жизни они с мужем разошлись. Свекровь упрекала Саимат, называла бесприданницей. Сестра очень страдала из-за этого. Больше терпеть у нее не было сил. Переехала с детьми в Огни. Устроилась на работу. Долгое время работала поваром в детском саду.

Одна моя сестра живет в Хабаровске, другая в Дербенте. Брат Касум — мастер на все руки. Более 150 ванных комнат он сдал под ключ. У него трое детей, две девочки и один мальчик, который оглох по вине врачей.

Во время  пожара в школе для глухонемых в Махачкале Мусабек, его так назвали в честь отца, спас 17 детей. Совершил героический поступок.  И знаете, обидно, что его поступок не оценили. Очень хороший парень, трудяга. Своими руками построил дом.

После шлифовального завода я работала воспитателем в школе-интернате «Горянка». Директором школы была Чимназ Мехтиева. С ней я работаю 21 год. Сначала —  воспитателем, потом методистом музея, а затем научным работникам музея. Помимо музея работала на станции Юных туристов. Вела поисковую работу, обучала детей.  Получала  грамоты. На Республиканском конкурсе «Сердце отдаю детям» заняла третье место.

Да, возможно, в советские годы, людям не хватало каких-то банальных вещей, но нас устраивало то, что мы имели. Несмотря на трудности, мы умели искренне радоваться. Успехам в учебе, приготовленной еде, новому платью или рубашке. Я верующий человек и верю, что все испытания по воле Всевышнего. Жалею ли я, что я не создала свою семью? Нет, у меня есть ради кого жить!

 

Сюзана Сафарбекова

№ 23, 08.06.2018

Яндекс.Погода
Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31