ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

В школах ряда регионов страны возник дефицит учителей, особенно математики, физики, русского и иностранных языков. Для решения проблемы кабмин создал Концепцию подготовки педагогических кадров для системы образования до 2030 года.

В канун нового учебного года aif.ru поговорил с экспертами в области образования и учителями и узнал, каким они видят выход из ситуации кадрового педагогического голода.

Регион региону рознь

Далеко не на всей территории РФ возникла эта проблема. В основном речь идет о Дальневосточном, Северо-Западном, Сибирском, Уральском и Южном федеральных округах. Здесь и учителей не хватает, и зарплаты педагогов росли не так быстро, как у других специалистов регионов.

А, например, в Магаданской и Сахалинской областях, Москве, а также Ненецком, Чукотском и Ямало-Ненецком автономных округах уровень зарплаты учителей составил в прошлом году более 85 тысяч рублей. И это в то время, когда учителя Северо-Кавказского федерального округа, в республиках Адыгея, Калмыкия, Марий Эл и Мордовия, Алтайском крае, Ивановской, Курганской, Псковской, Смоленской и Тамбовской областях получали менее 30 тысяч рублей.

У проблемы дефицита предметников есть и еще одна сторона — те педагоги, что сейчас работают в школах, в основном пожилые: более 650 тысяч учителей достигли пенсионного возраста.

Для решения кабмин утвердил Концепцию подготовки педагогических кадров для системы образования до 2030 года. В документе зафиксировано, что сейчас подготовка педагогических кадров в нашей стране ведется на базе 229 вузов и 440 колледжей разной ведомственной принадлежности. Но многие выпускники не идут в школы. Да и знания, которые получают учителя, зачастую не соответствуют ожиданиям работодателей и родителей учеников. Концепция же предполагает, что требования к обучению педагогов будут едиными для всех учреждений образования.

«Планируется усилить предметную и практическую подготовку педагогов: сделать обязательными такие дисциплины, как “Русский язык и культура речи”, “Классное руководство”, “Работа с родителями”, “Инклюзия”, усовершенствовать систему целевого обучения, особенно по наиболее дефицитным педагогическим специальностям, задействовать механизмы закрепления начинающих педагогов в профессии», — говорится в пояснении к принятой концепции.

Среди мер, которые позволят привлечь в школы большее число выпускников — например, целевое обучение. Большее число студентов будет учиться по направлению в вуз из учебного заведения. Студентов будут учить современным цифровым технологиям, причем не менее половины времени учебы в вузе студенты-педагоги посвятят изучению предмета, который планируют преподавать.

«Работа уже началась. Со всеми заинтересованными сторонами готовим план реализации концепции и представим его в течение полугода», — заявил глава Минпросвещения Сергей Кравцов.

«Не хочу 30, хочу 300»

Именно такими словами ответила на вопрос корреспондента aif.ru бывшая учитель английского языка одной из школ Челябинска. По словам молодого педагога, она ушла из школы в конце прошлого учебного года не потому, что престиж профессии упал, а лишь из-за недостаточной зарплаты. «До пандемии я получила приглашение на работу в Китае, — говорит Елена. — Однако тогда по понятным причинам ничего с переездом не получилось. Мне обещали зарплату в 10 раз больше, чем я получала в школе. Я знаю и китайский язык, считаю, что мои знания стоят дороже, чем мне предлагают за обучение детей в муниципальной школе. Наши педагоги — все пенсионерки, которые работают, потому что не могут вытянуть на скромную пенсию. Зимой в школе, летом в саду. Мне хочется большего».

«Удручает то, что учительский труд не в почете»

 Елена Истягина-Елисеева, заместитель председателя Комиссии общественной палаты РФ по физической культуре и популяризации ЗОЖ, научный руководитель Института спортивного менеджмента и права НИУ ВШЭ, считает, что зачастую опытные учителя общеобразовательных школ транслируют довольно пессимистический взгляд на кадровый потенциал преемников, отмечают слабую подготовку выпускников педагогических вузов, отсутствие стремления к самосовершенствованию. «Как сказала моя очень взрослая, умудренная 35-летним опытом работы в школе коллега-учитель начальных классов: “Они не работают, как мы — с пионерским задором”, — комментирует Истягина-Елисеева aif.ru. — И, к сожалению, главной задачей молодых педагогов является зарабатывание денег. Но здесь можно их понять. К примеру, в Черноземье учитель английского языка с нагрузкой 32 часа с учетом доплаты молодому специалисту получает чистыми 20 тысяч рублей. В Поволжье базовый оклад от 6500 до 11000 рублей. При всех доплатах опять же не более 20000 рублей. Собственно, на этом анализ можно заканчивать. Работать на 2 ставки — значит выгореть за 2-3 года. Ситуация с заработной платой быстро охлаждает самых пылких романтиков. Вот и получается, что сегодня в школе выгодно оставаться пенсионерам: прибавка к пенсии плюс доплаты за заслуги дают в месяц 60-80 тысяч рублей. Как горько шутит один из руководителей педагогического училища: “Молодые специалисты охотнее идут в торговлю — стоять за прилавком за 40 тысяч рублей в режиме 2 на 2”».

По мнению заместителя председателя Комиссии общественной палаты РФ, педагогические вузы принимают контингент с очень низким баллом ЕГЭ. Таким образом, не поступившие в «престижные» вузы абитуриенты отдают свои документы в «пед», чтобы получить высшее образование. А потом, проработав по специальности год, максимум три, они из школы убегают. Удручает то, что учительский труд не в почете.

 «Молодым педагогам сложно работать с родителями, — говорит Истягина-Елисеева. — Требуется хорошо владеть собой и знать психологию, чтобы мягко и гибко объяснять современным папам и мамам причины отставания их чада. Да и в целом работа с родителями в наши дни — это отдельное искусство. Думаю, что в вузах нужно усилить предметы, которые бы помогали будущему учителю правильно себя вести с родительским составом. Тем не менее мэтры школьной педагогики отмечают, что молодые учителя очень нужны школе — дети любят их при всех пробелах в знаниях и педагогическом опыте.

Отдельно замечу, что вопрос старения педсостава непростой. С одной стороны, руководство страны повышает пенсионный возраст и активно пропагандирует продление активного долголетия, в том числе рабочего. А с другой — ищет возможность омоложения педсостава.

Считаю, что смотреть нужно не в паспорт, а на квалификацию. Есть педагоги-пенсионеры, которые прекрасно справляются с воспитательными и образовательными задачами. Ровно так же есть молодые педагоги, которые, несмотря на отсутствие жизненного опыта, отлично выполняют свою работу».

«Онлайн дает возможность учиться детям из глубинки»

Дмитрий Данилов, CEO и основатель онлайн-школы, уверен, что обучение через интернет позволит ученикам и в небольших городах получать необходимые знания, независимо от наличия хорошего учителя в школе.

«Одним из оптимальных и альтернативных выходов из данной ситуации я вижу внедрение онлайн-образования в школах. Эволюция образования приводит к появлению многочисленных EdTech-проектов по всему миру и в России в частности.

В действительности всем нам известна нехватка хороших преподавателей и репетиторов по доступным ценам в маленьких городах, по крайней мере, это понятно тем, кто живет в таких поселениях. Особенно это касается предметов по иностранному языку, в частности английскому. Я из небольшого города Чебоксары, и эта проблема мне была ясна. Соответственно, школьники в небольших городах имеют меньше шансов получить хорошее образование и качественную подготовку к выпускным экзаменам, чтобы поступить в престижный вуз. А доступ в интернет есть почти у каждого».

Онлайн-образование, по мнению Данилова, имеет свои плюсы и минусы.

Плюсы:

— Не тратить время и деньги на дорогу.

— Возможность самостоятельной организации расписания, ведь записи вебинаров остаются, и их можно посмотреть в любое время.

— Можно заниматься у хороших преподавателей со всей страны. Особенно актуально для маленьких поселений, где школа может находиться очень далеко или просто отсутствовать.

Минусы онлайн-образования:

— Необходимость развивать самодисциплину.

— Может быть больше уроков, чем в офлайн-формате.

— Большой объем информации при самостоятельном обучении. В распоряжении ученика очень мало структурированного материала, который будет в действительности ему полезен.

«Если говорить в целом о будущем образовании в школе, то я вижу — гибрид онлайн- и офлайн-образования. Социализация нужна, и воспитательный элемент также должен оставаться. Вторая важная часть любого образовательного процесса — воспитание. Третье — учитель должен научить ученика учиться, если говорить современным языком, “продать” ему учебу, то есть заинтересовать, вдохновить учебой, что как раз онлайн-образование с его инструментами и наглядностью может сделать.

Если говорить про университеты, то здесь допускаю ряд специальностей (программирование, экономика, социология и другие), которые можно получить в формате онлайн и за более короткий срок (год-два, вместо 3-5 лет традиционно). Мир и профессии сегодня слишком быстро меняются. Но есть фундаментальные науки — например медицина, и пока я не представляю, как сегодня можно докторов обучать только онлайн без практических и лабораторных занятий», — считает Данилов.

Из школы — в предприниматели

Наталия Максимова, в прошлом учитель математики и информатики в частной школе, уверена, что онлайн-образование, напротив, достаточно сложно, в первую очередь для самого педагога:

«В школьное преподавание я пришла после пяти лет фриланса в качестве репетитора. Я проработала в школе самый сложный период — с середины 2019 года (канун пандемии) до середины 2021 (завершения второго локдауна).

Специфика работы заключалась в том, что я не имела педагогического образования. Однако у меня очень хорошие коммуникативные способности, инженерное образование МГТУ Баумана и желание показать детям в школе, что информатика — это множество интереснейших проектов, и даже стандартные инструменты excel могут помогать создавать приложения на телефон. Поскольку школа была частной, была возможность отойти от обязательного ФГОСа, так как информатику никто не сдавал ни в 9 классе, ни в 11, и мы работать в режиме проектов. Также у школы была возможность, и они приобрели 3D-принтер для дополнительного кружка информатики, который я с удовольствием вела для ребят 5-8 классов. Однако с приходом пандемии фокус моей работы сместился с преподавания на техническую поддержку всей школы для организации учебного процесса так, чтоб дети могли учиться из дома, преподаватели вести уроки удаленно и так далее.

Это сильно подорвало желание продолжать работу, да и взаимодействовать с детьми. Специфика мотивации детей офлайн — не самая простая задача, а уж онлайн и вовсе сложно удержать внимание ребенка.

Для себя я выявила, что работать с невзрослой аудиторией (до 20 лет) готова только офлайн, а вот со взрослыми, которые сами приходят с запросом, можно в любом формате.

Из школы ушла в предпринимательство, понимая, что могу делать жизнь людей лучше не только на уровне повышения качества школьного образования, но в дальнейшем развитии.

Сейчас меня приглашают на лекции в университеты, где я читаю лекции по soft-skills и предпринимательству, развиваю свое искусство работать с аудиторией, расту как преподаватель. Всего этого мне не дала бы школа».

Надежда Уварова,

Елена Истягина-Елисеева,

Дмитрий Данилов.

№ 35, 09.09.2022

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Погода
Сентябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930