ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Генпрокурор Игорь Краснов поддержал предложение разрешить следователям проводить неотложный арест имущества и других средств у чиновников, подозреваемых в коррупции.

 При этом, по данным Генпрокуратуры, несмотря на многомиллионные штрафы, которыми таким деятелям заменяют реальные сроки, платят их лишь 2%. Почему эти правильные меры не работают и что нужно, чтобы заработали?

 

Кирилл Кабанов, глава Национального антикоррупционного комитета:

— Суть всех мер должна свестись к одному: сделать историю с коррупцией непривлекательной. То есть забирать больше, чем чиновник «заработал», и наказывать жёстче. Только эта формула работает. Это поняли, к примеру, в Китае. У них был пленум КПК, на котором обсуждали историю «голых чиновников», у которых нет ничего в Китае, их семьи и активы — за рубежом. Ничего вам это не напоминает? А Запад, напомню, не заинтересован никому возвращать украденные и вывезенные из той или иной страны миллиарды. Они хотят, чтобы эти деньги работали на их экономику.

Предложение с арестом имущества тех госслужащих, которые не подлежат суду, я поддерживаю. Речь идёт о чиновниках, у которых в декларациях не совпадают доходы и имеющееся имущество. Мы не можем их криминализовать — у нас есть презумпция невиновности, но мы можем изымать все их квартиры, дома, машины и т. д. через гражданский процесс. Происходит всё через суд, потому, естественно, это процесс долгий. К тому же ловкачи научились через схемы прятать, переписывать на родственников, продавать и проч. всё «нажитое нелёгким трудом». Потому прокуратура просит дать возможность накладывать арест на такое имущество, чтобы никто не успел прокрутить его. Деньги в этом случае будут возвращаться в казну, даже если чиновника не поймали за руку.

А вот история со штрафами с самого начала была неработающая. Большинство и не платят, и не сидят: мол, мы выплачиваем по 100 руб. в месяц, а больше денег нет! В пакете антикоррупционных законопроектов, который мы готовили, было предложение: за коррупцию в особо крупных размерах давать от 10 до 15 лет и без права досрочного освобождения в случае непогашения ущерба. Проворовавшийся товарищ может ещё до приговора всё вернуть — и срок будет меньше. На одной из международных конференций китайцы это услышали и реализовали у себя. У них же коррупционеров расстреливают, а так жизнь, получается, можно выкупить. Всё решается ещё в суде: если чиновник возвращает, условно, 100 млн — получает 25 лет, а не расстрел. Вернёт 200 млн — 10 лет. Но не меньше — у них есть порог, который всё равно надо отсидеть. Вот такие механизмы нужны, а не штрафы, которые никто платить не будет.

 


Кирилл Кабанов

№ 03, 29.01.2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *