ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

narkomanВ советское время формирование «нового человека» шло не только посредством установок партии, основанной на идеологии коммунизма, но и целым рядом общественных институтов будь то пресловутый комсомол с пионерией, всевозможные рабочкомы, профкомы, СМИ,  группы народного контроля и тд. В одиночку, без вовлечения общественности, даже столь мощная коммунистическая партия не смогла бы решать столь важные вопросы как формирование «будущих строителей коммунизма», строительство государства, где нет пороков и превратных  представлений о добре и зле. У современного российского социума вызовов не меньше, но почему-то их искоренение общество видит исключительно в правовой плоскости, снимая с себя всякую ответственность за будущие поколения.  

Попутчик из Махачкалы рассказал печальную историю одного наркодиллера.

— Мой родственник, Малик – барыга (наркодиллер- прим редак.),- рассказывал он, долгие годы жил вольготно, у него всего было, как он считал, вдоволь, но со временем и сам пристрастился к наркотикам. В семье часто происходили ссоры, — делился он со мною. — Выстрелом в голову он убивает свою жену Асият — молодую женщину, мать троих детей. Каким-то образом ему удалось уйти от правосудия, видимо, воспользовался старыми связями, и все списали на несчастный случай. Однако и родственники, и соседи не могли ему простить этого, так как они знали, что это было преднамеренное убийство. С ним в селе перестали здороваться, избегали его, дети вслед кричали, что он – убийца. И мужчина этого не выдержал. Нет, он не пошел в полицию с повинной, но вынужден был продать дом и переехать в город, где его никто не знал. Такова сила общественного порицания в селе».

Этот рассказ не выходил из моей памяти, наводил на грустные мысли.

Горе постигло одного из моих родственников, выразить ему своё соболезнование смог только через несколько дней.  Когда я вошёл во двор, было уже не так много людей. Мулла расположился на самом почетном месте – в большом глубоком кресле, три мужчины на диване, остальные устроились прямо на полу, застеленном коврами и подушками. Через несколько минут я нашёл время уединиться с хозяином дома в углу комнаты, и он стал рассказывать о внезапно свалившемся на них несчастье. Его отец никогда не отличался хорошим здоровьем, но ничем серьезным не болел, на сердце не жаловался, это первый инфаркт, унесший его, явился для родных и близких неожиданным ударом. Я искренне сочувствовал: смерть отца, когда бы она ни наступила – невосполнимая утрата.

Через некоторое время во двор вошёл человек, который отвлёк внимание моего родственника. Высокий, дородный, в дорогой одежде, с властным и снисходительным взглядом, сразу в глаза бросилось, что он чувствует себя настоящим «хозяином жизни». При его появлении большинство мужчин вскочили на ноги, наперебой предлагая занять их место. Затем последовали объятия, расспросы о здоровье, о семье.

Вновь прибывший, заметив хозяина в углу, направился в нашу сторону. Обнял моего родственника, произнёс соответствующие случаю слова, извинился, что не смог прийти вовремя, потому что был в Осетии. Закончив объяснения, он повернулся ко мне и, видимо, приняв за близкого родственника умершего, сделал движение, чтобы обнять меня. Я отошёл немного и не позволил ему этого сделать, отступил на шаг и спрятал руки за спину. Затем просто отвернулся от него на какое-то время. Может быть, это было слишком демонстративно с моей стороны, но не мог иначе. Минут через двадцать он, не дотронувшись ни до фруктов, ни до восточных сладостей, поданных к чаю, ушёл. Провожали его с той же помпой, как и встречали.

— Вы не знаете того человека? – поинтересовался я у своего родственника Али.

— Он дальний родственник хозяина, разбогатевший сомнительным путем. И все вроде бы знают об этом, но молчат, — сказал собеседник, поморщив лицо. — Разными путями в наше время зарабатывают люди, необязательно разглашать откуда ты берёшь деньги, лишь бы они были в кармане, видишь, какой гордой походкой он ходит: «Я умнее и богаче вас, любого могу купить и продать». Обычный путь таких людей – наркотики. А кто это докажет? Никто.

После его ухода один из мужчин, сидящих на полу, повернулся в мою сторону и громко, так, чтобы все слышали, поинтересовался:

— А что вам сделал этот мужчина, что вы так демонстративно отвернулись от него? – в голосе его звучало искреннее недоумение.

— Лично мне – ничего. Я видел его в первый раз.

— Тогда я ничего не понимаю.

— Вы в курсе того, чем он занимается? – в свою очередь спросил у него.

— Да, я знаю, как он зарабатывает деньги.

— И как вы к этому относитесь?

Бахтияр долго молчал, искал взглядом поддержки у своих соседей, но, так и не дождавшись, неожиданно язвительно произнес, что ему всё равно, как зарабатывает человек на жизнь.

— Судя по тому, как вы встречали и провожали его, он пользуется у вас большой любовью и уважением. В некоторых странах Востока тех, кто торгует наркотиками публично казнят на площадях. Нет, я не призываю вас убивать, — обратился я теперь ко всем. — Но, по крайней мере, не следует оказывать им такого почтения, не лезть с поцелуями и объятиями. Самое малое, что мы можем сделать – отвернуться, не подать руки, не принять в своем доме и тем самым выразить им свое презрение и неприятие. Если это сегодня сделал я, завтра сделаете вы, послезавтра – другие. Представляете, каково будет этому мужчине? Они могут наплевать на мнение одного человека, на двух, трех, но пренебречь мнением всего общества им не удастся.

Надо им, наркоторговцам, дать почувствовать себя изгоями, отщепенцами, может тогда они перестанут делать свое черное дело, не будут думать, что весь мир принадлежит им. Да, действительно, коллективное порицание могло бы и его остановить.

Когда мы уходили домой, другой родственник рассказал, как этот «важный человек» погубил свою соседку Фариду. Это он впервые предложил ей заниматься торговлей наркотиками, воспользовавшись её трудным семейным положением. Она не знала, как зарабатывать деньги, как прокормить семью, а «добрый сосед» сразу понял (учуял), что её можно завлечь, и она обязательно пойдёт ради денег на всё.

Фарида вынуждена была согласиться на его предложение, вступить на эту скользкую дорожку, с которой бывает очень трудно свернуть. Ради нескольких купюр она уже причиняла боль и страдания чужим детям, попадающимся на её пути. Видя рядом умирающего наркомана, которому только что продала дозу, иногда  её посещала мысль о жалости и даже о самоубийстве, но не могла на это решиться. Она завидовала тому, кто умирал на её руках, потому что они выбирались из этого порочного круга.

Фарида понимала, что была причастна ко всему этому ужасу и, мало того, была самым непосредственным виновником всех этих несчастий. Видела, как наркоманы обменивали у «мелких» наркоторговцев те вещи, что крали у родителей, дедушек и бабушек. И её посещали мысли: «Тысячи людей живут в бедности, но они здоровы, свободны и рядом с ними их близкие люди, они открыто общаются между собой, находят выход из трудного положения».

Несмотря на всё это продолжала сеять вокруг «белую смерть», и жизнь ей отомстила: на иглу подсел её сын, поставив перед фактом, что он – наркоман, даже не подозревая, чем занимается его мать. Саид превратился в неуправляемого зверя, бросался на неё, выносил вещи из дома. Однажды совершил страшное злодеяние, а это привлекло внимание и к ней, но ей уже было все равно. Свой срок восприняла как облегчение. Саида убили в потасовке за дозу другие наркоманы.

 

Р.S.

Таких случаев тысячи и тысячи, и все, кто связался с наркотиками — сами виновники своего горя. Еще ни одного человека наркотики не привели к тому, о чем можно было бы рассказывать с высоко поднятой головой.

Мы не сознаем силу общественного мнения и, к сожалению, нередко проявляем постыдное равнодушие к злу. Мы миримся с ним, не понимая, что если со злом не бороться, оно придет в каждый дом, в каждую семью. А этого допустить никак нельзя. Не знаю, насколько сидящие передо мной мужчины прониклись моими словами, но очень надеюсь, что они призадумаются и поймут, как опасно потворствовать тем, кто выбрал страшный путь наживы – наркотики. Ибо наша лояльность, малодушие, нежелание видеть правду сродни поддержке тех, кто, подобно этому человеку, губит молодые жизни, несет горе и смерть.

 

Рамазан ОСМАНОВ

№ 42, 21.10.2016