ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Раджабов Р«…Торжественно клянусь честно исполнять следующую присягу:…В какой бы дом я ни вошёл, я войду для пользы больного. Чисто и непорочно я буду проводить свою жизнь и своё искусство…»

Эту клятву, сочинённую почти 2300 лет назад греческим философом и целителем Гиппократом, произносят молодые врачи. Когда-то эту клятву произнес  и парень из маленького агульского села Худиг, который волею судьбы и своим усердием  стал врачом-хирургом. И сегодня, на пороге своего 70-летия Раджаб Алиханович Раджабов  может гордиться тем, что уже 45 лет  верен и продолжает быть верным  данной клятве. За нелегкой дорогой  длиною в жизнь — тысячи операций, сотни спасенных жизней. Упустить такое важное событие для города, как  70-летний юбилей известного врача Раджаба Раджабова, для редакции  городской газеты было бы непростительной ошибкой. Но скажу сразу, что  в силу его занятости и непредвиденных экстренных ситуаций   наша встреча с ним несколько раз переносилась. Но все-таки она состоялась.

О его жизни можно написать целую книгу,  подумала  я, выйдя из кабинета после двухчасовой  беседы.  Итак, начнем…

 

—  Раджаб Алиханович, принято считать,  что врач-хирург — самая героическая из медицинских профессий. Напряженные, полные драматизма поединки со смертью, бессонные ночи у постели прооперированного больного, радость, когда больной идет на поправку, и горечь непоправимого поражения, когда ты бессилен — всем этим насыщена жизнь хирурга. Все это вам знакомо. Скажите, вы ощущаете себя героем?

— В самом деле, выполнение сложных многочасовых операций, нередко в условиях большого физического и душевного напряжения, жары и духоты, постоянного дефицита надежных инструментов, аппаратуры и расходных материалов позволяет отнести труд хирурга к одному из самых тяжелых. Хирург — пролетарий медицины.

Ощущаю ли я себя героем? Спасать людей — моя обязанность. Я не герой, я человек, любящий свою работу.

 

— Вам исполняется  70 лет, а вы все  также — со скальпелем в руках.  Что для вас эта дата? Вы смотрите с ностальгией в прошлое или с надеждой в будущее.

  Я  давно потерял счет своим годам.   Честно говоря, я себя не ощущаю 70-летним. И отмечать  дни рождения не люблю. Отметил только  50- и 60- летние юбилеи. А 60-летие отмечал по инициативе руководства города.

Мои друзья подшучивали надо мной, когда я осваивал лапароскопические и  эндоскопические методы выполнения операций. Мол, с годами все стареют, а ты молодеешь. Если другие после дежурства идут домой отдыхать, то я, придя домой, помогаю супруге, работаю в огороде. Особенной разницы между собой 50-летним и 70-летним не чувствую.

 

— Агул часто вспоминаете, вы все- таки много лет назад уехали?

Я уехал оттуда, когда мне было 14 лет. После  7-го класса поступил в медучилище в Махачкале, затем институт, ординатура. В агул приезжал только на каникулы и то на неделю-две, так как во время отдыха нас часто отправляли на сельхозработы. В составе студенческих отрядов мы помогали убирать кукурузу.   Работали на консервном заводе, осенью работали на уборке винограда.

Я только окончил клиническую ординатуру, хотел подать документы в аспирантуру, но  моей мечте не суждено было сбыться. Сразу после окончания  ординатуры  как молодого специалиста   меня направили в Табасаран.  Помню, как  министр здравоохранения Наби  Кураев  вызвал меня  и сообщил об этом. Я, конечно, не хотел. Месяц тянул, но потом  все-таки уговорили. И  знаете,  самые хорошие воспоминания у меня  связаны с годами, проведенными именно там.

 

— А с  чем  это связано?

Круглые сутки работал. Для молодого хирурга у меня была  хорошая подготовка. Сейчас молодые специалисты ничего не умеют.  А тогда врач, окончивший клиническую  ординатуру, считался профессионалом. Я уже мог самостоятельно оперировать. Сразу же приступил к операциям  по поводу аппендицита, холецистита, язвы желудка. В то время проводить операции на желудок считалось высшим пилотажем. А нынешних студентов, окончивших ординатуру и считающих себя врачами, еще два- три года нужно учить.

Табасаран — самый большой район, густонаселенный,  с высокой рождаемостью. Но в те годы врачей не хватало. Да и у населения не было доверия к ним. Ситуация было очень сложная.  И хирургию тянул и акушерство-гинекологию, хотя  меня к этому  не готовили. Самому пришлось  уже по ходу дела учиться.

 

— В итоге в Табасаране улучшили ситуацию?

Конечно, народ успокоился. Они же все видели. Я днем работал в отделении: оперировал и лечил больных, а вечерами выезжал на вызовы. Дежурная машина была одна. Летом хорошо, а в дождливую погоду  было очень сложно проехать по сельской дороге. Все время в машине держал резиновые сапоги. С октября по апрель — дожди.  Куда машина доедет, там переобувался  в сапоги и шел дальше. На весь район — всего два врача.  Было, конечно, тяжело. Но молодой организм легко справлялся с непомерными нагрузками.

Через три года   меня снова  вызвал министр Кураев. На этот раз  сообщить, что меня направляют на работу в Дагестанские Огни. О том, чтобы поступить в аспирантуру  я уже не мечтал. Работая еще в Табасаране,  пытался подать документы, но не принимали. Все места уже были заняты. Вот с такой несправедливостью я столкнулся. Хотя, трудно представить, что  такое  было возможно в Советское время.

 

— Почему вы стали врачом?

Мой младший брат  в детстве упал с крыши второго  этажа.    В доме — суета. Я был тогда школьником. Фельдшера надо было привезти с соседнего села Кураг, в двух километрах от нас. И вот меня сажают на лошадь, чтобы я ее привез. Она остановила кровотечение, перевязала рану.  С любопытством наблюдал за каждым  движением. Это все произвело на меня сильное впечатление. Тогда я подумал о том, что самая лучшая профессия — это врач.

Был еще один случай, после которого, я точно решил, что стану врачом.

У нас  в селе возникла эпидемия кори. Коварная болезнь унесла жизнь 40 детей, в том числе и моих двух сестер. Прививок в то время  не делали. Мы с сестрой тоже заболели, но нас спасли. На базе школы окрыли лазарет, развернули палаты. На помощь к нам из России приехала русская медсестра Вера Ивановна. Лекарства были предоставлены за государственный счет. Эпидемию кори удалось ликвидировать. Никогда не забуду, как мама в слезах благодарила Веру Ивановну за то, что спасла нас.

 

— Раджаб Алиханович, а помните ли Вы свою первую операцию?

— Конечно, помню! Первую свою операцию я сделал в студенческие годы под руководством  профессора Михаила Нагорного. Это была операция по удалению аппендицита. Сейчас на моем счету свыше 3 тысяч операций.

 

— Рука дрожала?

— Не только рука, но и колени дрожали. Было очень страшно, но я справился, ведь мне помогал отличный специалист.

Наставник  для молодого специалиста играет большую роль. Я считаю, что мне  повезло,  моим наставником был профессор Михаил Нагорный. В профессиональном плане он для меня –главный  авторитет, многим практическим навыкам научил, помог почувствовать уверенность в себе. Ведь одно дело — теория, и совсем другое — практика.

 

Операция— Мне кажется, что вашу профессию справедливо  можно отнести к разряду экстремальных: ведь в любую  минуту может возникнуть экстренная ситуация.

 — О постоянном нахождении в зоне экстрима мы с коллегами слышим часто. Но к этому привыкаешь и уже не воспринимаешь  как что-то неординарное, а просто делаешь свою работу: сказывается сила привычки.

 

— Вы счастливый человек?

Безусловно. Я нашел себя  в любимом деле. У меня хорошие дети, я ими  горжусь, они меня ни  разу не разочаровали,  дружные родственники, отличные друзья. Приятно, когда  после трудного дня или после смены ты возвращаешься домой, где тепло, уют, тебя любят и ждут. И все негативное забывается.

Конечно, в жизни у меня было много разочарований, но они сделали меня крепче духом. Нам никогда не посылаются испытания, которых мы не могли бы вынести. С каждым годом все больше разочаровываюсь  и в  системе здравоохранения, в  обеспечении и отношении к медицине, и все чаще в людях. Все-таки в Советское время народ   лучше жил. Спокойно могли ездить по стране, а сейчас даже в своей Республике спокойно себя не чувствуешь. Люди нервные, чем-то постоянно недовольные. Очень сложно стало жить. Не завидую я нашей молодежи.

 

— Мы можем констатировать печальные факты, что взрослая смертность увеличивается. Это  связано с деградацией здравоохранения в  России или что …?

— Кто  работает в сфере здравоохранения долгое время, ощущает изменения, которые происходят. Взрослая смертность возросла. Недавно к нам поступил молодой парень  26-27 лет с острым нарушением мозговой активности. Это изношенность организма  присуща старому человеку. Вот как  надо не любить себя, чтобы довести до такого состояния свой организм! Люди не обращаются своевременно к врачам. Конечно, на состояние здоровья влияют и питание, и окружающая среда. Вокруг нас одна химия. Общеизвестно, что газированные напитки способствуют образованию язвы желудка,  однако это людей не останавливает.

 

Какой самый уникальный случай в вашей практике?

Таких случаев было множество. Расскажу об одном действительно уникальном.

Привели ко мне подростка 14 лет. Мальчик это или девочка — родители сомневались. Однако имя при рождении дали женское.

После осмотра я обнаружил половые  признаки  мальчика, но в скрытой форме. После   многократных операций  мне удалось  сделать из нее мальчика. Сейчас он уже сам отец. Когда он подошел ко мне спустя несколько лет, я его даже не узнал.

 

Кто вы для своего коллектива — друг, наставник, или строгий руководитель?

 Быть руководителем коллектива — это не так просто. В первую очередь надо быть справедливым. Если где-то допустишь несправедливость, то все —  коллектив перестанет тебя уважать. Я 11 лет работал главным врачом и больше 20 — заведующим отделением  и никогда не допускал несправедливости. Я иногда бываю жестким, но подчиненные знают, что я просто так ругать не буду.

 

— Как часто перед операцией вы поминаете Всевышнего?

 — Когда приступаю к операции, я обязательно произношу:- «Бисмилляхи Рахмани Рахим»,- и после этого уже всецело доверяю  своему опыту и знаниям.  Врач должен быть специалистом в своем деле. Ведь только профессионализм и знания помогут вылечить пациента. Несомненно, врач без знаний, вряд ли способен кого-то вылечить молитвой.

Молиться за больного должны родные, а врач должен быть беспристрастен, сохранять ясность ума и твердость рук.

 

— Спасибо за интересную беседу. Счастья Вам, долгих лет и крепкого здоровья.

 

 

Сюзана САФАРБЕКОВА

№ 15, 15.04.2016

Яндекс.Погода
Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31