ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

Спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко, критикуя медленные темпы импортозамещения, привела в пример производство гвоздей.

«Для меня было неким открытием — заявила глава верхней палаты, — у нас гвозди импортные, не буду называть страну, догадайтесь с трех раз. Мы даже гвозди не производим в стране, которая выпускает столько металла».

В Минпромторге отреагировали — заявив, что российские производители гвоздей полностью покрывают потребности внутреннего рынка, часть продукции даже экспортируется. При этом гвозди постепенно вытесняются саморезами, потребление гвоздей падает ежегодно на 5%.

Спикер усомнилась в достоверности данных Минпромторга и развила заочную дискуссию.

«Заявления Минпромторга о том, что этот вид крепежа производится в достаточном для внутреннего рынка объеме, поспешны, — заявила госпожа Матвиенко. — К моему глубокому сожалению, вместо того, чтобы проанализировать ситуацию, разобраться, как так получилось, что изделия, которые чуть сложнее, чем кусок проволоки, мы тоннами ввозим из других стран, Минпромторг радостно заявляет, что гвоздей в стране производится достаточно и готовит бравурный пресс-релиз. Граждане способны сходить в ближайший строительный магазин и посмотреть в отделе крепежа страну происхождения товара».

В России за 2021 год выпущено 112 тысяч тонн гвоздей. Основные производители — Магнитогорский метизно-калибровочный завод, Вяртсильский метизный завод в Карелии, предприятия холдинга «Северсталь» и другие. Их производственные мощности позволяют каждому выпускать до 20-25 тысяч тонн продукции в год. Еще есть целый ряд малых предприятий, в совокупности они производят до 30 тысяч тонн гвоздей в год. Суммарно отечественные производители полностью удовлетворяют спрос.

Но есть нюанс — в 2021 году импортные гвозди заняли почти четверть (23%) внутреннего рынка. Главный поставщик — Белоруссия (84,3% от общего объема импорта). Кроме того, гвозди к нам везли из Китая (10,7%) и Финляндии (2,1%). На долю прочих стран пришлось 2,9%, но их объемы слишком малы, чтобы считать их за промышленные поставки. Выпадающий объем внутреннего сбыта российские производители замещали экспортом, в основном в страны СНГ (Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Армения), отдельные партии поставлялись в Монголию, Польшу. Всего за 2021 год на внешние рынки российскими производителями было отгружено более 20 тысяч тонн гвоздей, только «Северсталь-Метиз» за этот же период отгрузила на экспорт 2 тысячи тонн.

Похоже, речь не идет о нашей неспособности произвести гвозди в достаточном количестве, как и нет агрессивных попыток захвата внутрироссийского рынка иностранными производителями. Нормальная предпринимательская активность обеспечила внешнеэкономический товарооборот и выровняла экспортно-импортный баланс. И если будет нужно, мы в состоянии довольно быстро нарастить выпуск гвоздей, считает Александр Шевелев, генеральный директор ПАО «Северсталь». Он подключился к заочной дискуссии между спикером Совета Федерации и Минпромторгом, опубликовав пост на своей странице «Вконтакте»: «При необходимости и наличии спроса готовы заметно увеличить эти показатели (производства гвоздей — примечание редакции). Наша компания при спросе и поддержке государства сможет заместить большинство ранее импортируемых продуктов из стали, в особенности те, что производятся из высокотехнологичных сталей с особыми свойствами, например с антикоррозийностью и атмосферостойкостью».

При этом тезис Минпромторга о плавном снижении потребления гвоздей подтверждают эксперты. «Гвозди — это прошлый век, — объясняет Владимир Стоянов, директор научно-технического направления Ассоциации деревянного домостроения, кандидат технических наук, — в основном их используют при сооружении временных конструкций, или каких-то примитивных строений. При строительстве капитальных домов применяются саморезы из высокопрочных марок стали, с диаметром от 5 до 16 мм, или шурупы, которые, при заглублении на 100-150 мм выдерживают нагрузку до 2 тонн. Гвозди такими характеристиками не обладают. Дефицита гвоздей на рынке не ощущается, как и саморезов или шурупов».

В условиях обрушившихся на нашу страну санкций вектор на импортозамещение становится жизненно важным. Но, производство такого нишевого продукта, как гвозди, похоже, являет собой тот редкий случай, который не вписывается в этот тренд. Потребление плавно сжимается в силу естественных причин, достаточными производственными мощностями мы обладаем. Может быть, и не стоит гвоздить к позорному столбу чиновников или предпринимателей, не обеспечивших импортозамещение в этой отрасли.

Возможно, заявление Матвиенко не стоит понимать буквально. Она сама отметила, что эта дискуссия (с Минпромторгом) «совсем не о гвоздях. Гвоздь, можно сказать, символ самого простого в производстве предмета, для изготовления которого у нас всего хватает с лихвой». В государственной философии ускоренного импортозамещения гвоздь нужно рассматривать как обозначение технически простого продукта, который мы продолжаем завозить из-за рубежа. Многие российские сферы экономическо-хозяйственной деятельности импортозависимы, и зачастую достаточно совершить простые действия, наладить несложное внутреннее производство и хотя бы частично снять зависимость от внешних поставщиков. В этом случае спикер может ввести в обиход новый экономический термин — «эффект гвоздя». Применять его можно каждый раз, когда технологически простые и не капиталоемкие решения приводят к замещению импортных поставок и за счет увеличения внутреннего производства дают положительный мультипликативный эффект для всей национальной экономики.

Евгений Никтовенко

№ 18, 13.05.2022

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *